1          2          3          4          5          6          7          На главную

 

Случайно увидел вывеску: гостиница, 48 юаней за двоих. Что ж, с двадцатой попытки повезло. Услужливый бой завел в душ, там сауна, бассейн, лежаки массажные. Что-то солидно слишком, что-то неладно, опять обманули, опять утром цену заломят. Голым выдали бумажные трусы, рубахи... Что за фигня, куда попали? Трусы прозрачные, кругом девушки молодые сидят, старых нет...

   - Жека, не публичный ли дом?!

   Еще не остыли от гонки по городу – и опять влипаем в какую-то историю.

   Провели нас в общий зал (вот почему так дешево!), человек 20 в раздвижных креслах спят-отдыхают. На стене кинотеатр метр на полтора, боевик идет, девушки постояльцам массаж делают. Пока я писал лёжа, одна из них сидела рядом, жалостливо смотрела на мои рваные туфли, трогала за бороду: «седая, старый ты», за уши, нос: «длинный», качала головой, проводя пальцем по ребрам исхудавшего велосипедиста. Через пять минут я к ней привык, как котенок к кошке, писал, не обращая внимания.

   Дело к ночи, что-то массажисток прибавилось, что дальше будет? Прикинусь-ка я дохлым, чтоб не приставали. И прикинулся. До утра.

 

В непонятной гостинице

 

Последний рывок

 

Утром собрались ехать в Порт-Артур, тут недалеко должно быть, километров 40-50. Девушки жестами: подождите, мы позвонили! Кому? Ну, хорошо, ждем. Минут через 15 прибегает китаянка, вся взмыленная. Журналистка. А мы-то думали, что никому не нужны. Последний вопрос: «Зачем вам веник?»

   Тут отдельная история. С полмесяца назад, слетая с перевала по направлению к Мудантзяну, я мельком увидел оброненный кем-то веник. Через пару километров пришла мысль: «Жека, давай по венику к великам привяжем. Пусть метут Китай. Скажем на ТВ, что выметаем дух японцев, которых наши отцы 60 лет назад выгнали из Китая. Китайцы до сих пор болезненно переживают оккупацию, весной у них были демонстрации и выступления против японцев. Значит, дух остался, надо мести. Скажем, мы секта «Метёлочников», всю Азию от японцев подметаем, не только Китай».

   Женя выбрал на рынке добротный веник, но я уже писал, что потом нам сказали: вы неофициальная экспедиция, снимать и писать про вас не будут. Но веник мы не бросили! Вертикально воткнутый в пенополиуретановый коврик, он проехал весь путь до Порт-Артура, исполняя сакральную роль одного из флагов экспедиции.

   Ближе к обеду журналистка насытилась информацией, нас накормили бесплатно в мусульманской закусочной. Моей больной правой коленке – пластыри разные, флаконы непонятные преподнесли, а та, что трогала меня полночи, быстро сунула что-то в карман, указав на мои рваные сандалии.

   Выехали, тепло попрощавшись с персоналом загадочной гостиницы. А в кармане оказалось 500 юаней, многовато для пары штиблет. Пустили их на общие расходы.

 

 

В мусульманской закусочной

 

«... но это касается русско-

-японской забытой войны...»

Евгений Рейн. «Сосед Григорьев».

 

   Еще на стадии подготовки велопробега, делая попытку придать ему официальный статус, мы получили такой ответ от Генерального консульства РФ в Шеньяне: «2005 год знаменуется... рядом... исторических дат: 60-летие окончания Второй мировой войны (2 сентября), 100-летие окончания русско-японской войны (23 августа)... вызывает сомнение посвящение велопробега далеко не самой знаменательной из перечисленных дат - юбилею локальной войны, завершившейся к тому же поражением России... По мнению китайской стороны, «война носила несправедливый характер, велась двумя соперничающими империалистическими группировками на китайской земле с целью раздела сфер влияния, принесла много страданий и унижений китайскому народу. Поэтому идея проведения на территории КНР любых посвященных русско-японской войне мероприятий здесь будет воспринята крайне негативно».

   Все было правильно в ответе ген. консула, задело только про «малознаменательную дату», про локальную проигранную войну. Только в Порт-Артуре Россия потеряла 6634 убитыми, 24146 ранеными и пропавшими без вести, 4000 умерли от ран и болезней. А были еще Цусима, Мукденское сражение, множество других. Так можно договориться, что и афганская, и чеченские были ненужными, локальными и проигранными. Пусть так, но люди-то там – наши погибли!

   Мы сахалинцы. В отличие от центральной России, наш остров неразрывной пуповиной связан с этой войной, у нас тогда тоже погибло немало героев. И дата: 100 лет. Подобная круглая дата будет только через 900 лет. Что еще добавить, разве не всё понятно?

   Добавлю, впрочем. Рад ошибиться, но во всей России в канун 100-летия погибели русских людей – ни одна официальная падла о них не вспомнила. Вспомнил Вовчик Сучков, снеголавинная станция, тел. 42 96 93.

   Разумеется, мы приняли к сведению рекомендации консула, китайцам показывали дацзыбао, что велопробег посвящен окончанию 2-й Мировой – а сами преследовали совсем другую цель.

 

Финиш

 

   В Люйшунь (Порт-Артур) идет великолепная трасса. С попутным ветром мы быстро пересекли Волчьи горы, ближе к вечеру Женя увидел огромный стенд, на нем старинные орудия и стрелка влево. Непонятные иероглифы и стрелка вправо. Поехали направо, наобум.

   Дорога вверх, вверх, стенд с иероглифами, цифра 230. Гора? Вот открытые ворота - как ни в чем не бывало, въехали в них. Сзади китаец кричит, подвел к плакату - там цены: 30 юаней, 20 и 10. Видимо, взрослым, студентам и детям. Тычет в 30. Я потрепал китайский флаг на переднем колесе велосипеда: «официал экспедишн». Китаец упрямо головой мотает. Я: «воя тичу кунгао (я буду жаловаться)! Дошигуань. (посольство)!» - потыкал в цифру 10: нам положено как детям. Он кивнул.

 Заплатили, едем вверх, бог знает куда, вокруг ни души. «Завтра по схемам в книжке определимся, где находимся», - думаю. Палатку спрятали на склоне горы в лесу, в какой-то яме.

   Утром пошли на вершину. Там уже тьма китайских туристов, японцы есть, несколько европейцев. Спрашиваю старичка-переводчика:

- Как вас зовут?

- Хан.

- Вы кореец?

- Нет, я - порт-артуровец.

   На горе - 11-дюймовая японская гаубица, имитация снарядов из бетона - и все. На стенде написано: «русский окоп», а кладка кирпичная явно новая, для туристов. Сувениры, жратва, дрянь всякая. Бизнес.

   Вчерашней дымки нет, бухта и цепи гор как на ладони. Определились по компасу и схемам. Мы на горе Высокой. Это был стратегический ключ к крепости, своего рода «Малахов курган» Порт-Артура.

 

Палатка в русской землянке

 

                                        

 

На горе Высокой

 

   Спустились к палатке. Плоская яма, в которой она стоит, похожа на айнское жилище, только выхода два, не один. Пошли вниз по склону. Он плотно закрыт молодым лесом из сосны и дуба, но уже видно, что весь опоясан окопами, судя по брустверу – русскими, в сторону наступавших японцев. Тихо-тихо в лесу. Постояли, помолчали. А непритязательным туристам китайские экскурсоводы всучивают китайский же новодел, без ауры суровой обыденщины настоящих следов сражений.

 

 

Женя пишет заметки в парке Порт-Артура

 

1          2          3          4          5          6          7          На главную