1          2          3          4          5          6          7          На главную

 

ДОРОГА НА ПОРТ-АРТУР

 

«Еще не знаю, что я буду петь

Но чую: песня зреет»

(Фет-Шеншин)

 

      Обычно уже после Нового Года сахалинский путешественник начинает волноваться: лето скоро, едрит его в кочерыжку. Не пропасть бы ему впустую, не было бы стыдно потом за напрасно прожитый год... Вдвоем с Евгением Семеновым, товарищем по «Первой Сахалинской экспедиции в Гималаи» в 2002 году, мы напряженно размышляли: чего бы такого сотворить? куда сходить? Но все наши идеи были не первого сорта.

   Идея – это всё. Ради хорошей идеи путешественник оставит дом и семью, работу, под первоклассную идею всегда – всегда! – находятся деньги. Тут-то мне и позвонил Владимир Сучков, товарищ по нашему незавершенному путешествию в Австралию. Это был спасительный звонок.

    - Володя! В этом году 100 лет окончания Русско-Японской войны 1904-1905 г.г. Поехали на велосипедах в Порт-Артур!

    - Хорошо! Я позвоню Жеке!

   Уже через 1-2 минуты в спокойных и сдержанных ответах Евгения я уловил какой-то особенный тембр его голосовых связок, и понял: идея Сучкова вселилась и уже живет в нём. И никуда нам троим от неё не деться. Мотив найден, песня созрела, Фет был прав.

 

Четвертый  член экспедиции

 

   Я полагал, что готовиться будем без огласки, чтобы не сглазить, но Женя решил по другому, и я запулил в «Регион» пробный шар. Заметка под названием «Готовится велопробег» была довольно наглой, будто у нас уже все есть, и как только настанут тёплые денёчки... Уже на следующий день позвонил редактор «Региона» Владимир Семенчик:

   - Володя, на меня вышел один человек, он просит вас взять его сына. Он инвалид 2 группы, церебральный паралич.

   - Ни фига себе! Что мы его – по Китаю в коляске на буксире потянем?

   - Ну, не знаю. Ты хоть позвони, извинись.

   Звоню. В трубке волнуется голос отца – обречённый, впрочем. Ведь сейчас он выскажется, и я отвечу: нет! Но... Оказывается, его сын катается на сноуборде и даже летает на параплане! Ну, а велосипед – само собой. Что-то не встречал я таких с церебральным...

   Да! – отвечает отец. – Таких, как мой сын не только на Сахалине, но и в России нет!

   - Геннадий Эмильевич, видите ли... мм... моя заметка – всего лишь декларация о намерениях, у нас за душой ничего нет. Ни денег, ни оборудования, даже велосипедов.

   - Я вам помогу!

   - Хорошо, я обзвоню мужиков, что они скажут...

   «Сможет помочь? Пусть помогает» - бодро откликнулся Женя, а Володя протянул: «Лишь бы парень его был контактным, командным человеком...».

   Странно, как быстро мы согласились... Даже не повидав человека. Дело не только в загадочном «я вам помогу!». Думаю, в частности у меня, как и у В.Сучкова сыграло мощное чувство СОПЕРЕЖИВАНИЯ. Ведь каждый человек, перешедший черту 50-ти лет, всё чаще задумывается, ПЕРЕЖИВАЕТ, что скоро и он станет инвалидом. Инвалидом по старости. В этом плане мы и его сын – одного поля ягоды...

   Забегая вперед. Уже летом мы сделали тренировочный выезд на велосипедах к горе Лягушка, и Кирилл оказался самым быстрым, спортивным. А я, самый слабый из четверых, всерьёз задумался о своей роли в велопробеге: почетный инвалид экспедиции и главный её тормоз – ваш корреспондент!

 

«Задачи ясны, цели определены. За работу, товарищи!» (Н.С.Хрущёв)

 

   Первый общий сбор. В кабинете Вали Финкельман, мамы Кирилла и одновременно председателя СРОО «Общество детей-инвалидов «АРИДИ». Авангард (участники, 4 человека) и арьергард (тыл, 2 человека), в итоге шесть. Опытные, активно заряженные идеей Сучкова – это была уже КОМАНДА.

   Но – без денег.

   На клочке бумаги я набросал цели и задачи велопробега. Главное – поклониться праху матросов, солдат и офицеров Порт-Артура, других сражений той поры. Их войне – 100 лет. С Сахалина, с озера Тунайча, где тогда героически погиб партизанский отряд штабс-капитана Гротто-Слепиковского, с одного из самых восточных сражений той поры - повезем на запад горсть земли с могил героев и развеем её над землёй Порт-Артура.

   Ну, и сопутствующие цели. Например, социальная реабилитация детей-инвалидов, пример Кирилла для них – великий пример и надежда. Наверно, примером можем послужить и мы с В.Сучковым: нам за пятьдесят. Для многих пожилых людей за этим рубежом активная часть жизни заканчивается, а это – неправильно. Активное отношение к жизни – для всех и для каждого – один из девизов велопробега.

   Важно и то, чтобы в Китае знали о Сахалине. Как сказал губернатор Иван Малахов: «...промоушеном Сахалина в Азиатско-тихоокеанском регионе никто не занимается - во всяком случае, даже в Корее и Китае действительно полезной и важной информации о нашем острове очень мало». («Зачем Сахалину Азия», газета «Южно-Сахалинск» № 38 от 08.07.04, Сергей Ильин).

    Женя взял мою записку, полностью переработал, получился многостраничный солидный «Проект велопробега». И если наше прошлогоднее трехмесячное путешествие («Провинциалы в Европе», http://sakhtravels.narod.ru) имело частный характер и осуществлялось на личные средства участников, то велопробег обрел все черты общественно-значимого мероприятия, для него можно было с чистой совестью просить деньги.

И пошли мы с нашим проектом по разным добрым людям. Долго ходили. Полгода.

 

Жги жмотов

 

Когда-нибудь я это сделаю. Давняя мечта: обзвонить все общественные организации, Дом инвалидов и психоневрологический диспансер, детские экологические и спортивные клубы - всех, кому в порядочных странах всегда помогают. Сообща, мы вычислим этих богатых засранцев, соорудим из их логотипов и рекламных проспектов «елку жмотов», обольем ее вонючим горючим, пригласим ТВ и другие СМИ, и - подожжём елочку. Похороводимся вокруг, попляшем.

 

Итоги подготовки

 

   Лидером по добыванию денег стал В.Сучков, он сделал великолепный финишный рывок – а то до осени б прособирались. И идея его, и деньги... Слава Владимиру!

   В организационной работе преуспел  - поболя, пожалуй, Е. Семенова – отец Кирилла, наш «фельдмаршал» Финкельман. Слава Геннадию!

 

Мы благодарим

 

Мы благодарим: губернатора области Ивана Малахова, депутатов областной Думы Жанну Иванову и Василия Шадрина, частного предпринимателя Вадима Помогаева, Фонд «Сахалин XXI век» и лично Василия Семеноженко, компании «Авиашельф» и «Сахалин Энерго», магазин «Евроспорт», Отдел молодежной политики (А.Хапочкин).

 

Проделки Косяка

 

   Как-то на очередном собрании инициативной группы Валя Финкельман, с подозрениями оглядев нас, спросила: «Ну что, как обстановка в коллективе?»

«Притираемся», - только и смог выдавить я. Остальные молчали.

Который раз убеждаюсь, что подготовка экспедиции (особенно добывание денег) - самое тяжелое время, тут-то объявилось «незаконное дитя велопробега» - Косяк, я просто вынужден ввести его в нашу команду седьмым, виртуальным членом экспедиции. Косяк - это мы все шестеро, все наши плохие поступки.

Было дело - на собраниях, считая себя более опытным и сведущим, Косяк презрительно отмалчивался. Или наоборот, когда делили подаренное экспедиции оборудование - кричал и даже стучал кулаком по столу. Обидевшись на жизнь (у него плохо получалось с добыванием денег), совсем, было, решил уйти из экспедиции, насилу удержали. Рассылал всем CMC типа: «Я - правильный Косяк, остальные козлы». Отказывался от тренировочных заездов: «Не хочу спать в палатке, хочу домой!», - а какая же это тренировка без полного суточного цикла? И уезжал на Лютогу ловить симу.

Наконец, мы поняли, что Косяк может просто взорвать изнутри нашу команду, крепко на него нажали, и он до поры до времени затаился. А потом нас покрепче сдружила последняя тренировка, я назову ее:

 

Ралли без тормозов.

 

Кирилл приболел (повредил плечо на соревнованиях по маунтинбайку), и мы уехали втроем. Без проблем докатили до Охотска на новеньких велосипедах, их привез нам из Москвы мастер спорта СССР по велогонкам Юрий Анатольевич Шонин. Алюминиевая рама, двойные усиленные ободья колес (это важно!), мощный неигрушечный багажник и удобный велорюкзак.

Иной раз в тайге, когда боишься медведя (или человека), потихоньку переломишь двустволку, а потом быстрым движением захлопнешь ствольную коробку: раздается резкий уверенный щелчок надежного ружья - и на душе уже спокойней. Точно так же рычажки управления 24-ти скоростей щелкают, безошибочно переключают ровно жужжащий суппорт «Шимано Деор», успокаивающе шуршат по асфальту покрышки велосипеда солидной чешской фирмы «Автор». Он должен выдержать дорогу до Порт-Артура. В поселке Мальки выехали на озеро Тунайча, потащили велосипеды по бурелому. Тяжело, но, боже - как здесь хорошо! Как дико, безлюдно, машин нет. Потом понеслись по лесной тропе, визжа мокрыми, в песке колодками тормозов. Отключили их, опасно тормозили «лаптёй». Вот и крест на берегу Тунайчи, здесь 100 лет назад геройски погиб отряд партизан. Не советских, царских. А какая нынче нам разница?

   Мы тихо ехали по лесной дороге.

- Каторжанский был остров, а смотри, как дрались за него, - сказал Володя. -  С озера, отовсюду их расстреливали. Могли бы и разбежаться по болотам, уцелеть. Все 120 человек, как один, в землю легли, только пятерых женщин японцы пощадили.

- А ведь среди них и ссыльнокаторжные были, бывшие уголовники, - думал я. - Знали ведь наверняка: война на Тихом океане Россией уже фактически проиграна, Порт-Артур пал, Цусима состоялась, и эскадра Рожественского погибла. А они - дрались.

Переночевали в лесу, выпили бутылку водки (понятно за кого), утром я набрал озерной гальки с могил героев, мы разбросаем ее над землей Порт-Артура. Володя заснял все на видео, Женя фотографировал. На озере - шторм.

   До Пихтового доехали по приятной лесной дороге, до Озерска - по бестолковой трясучей грунтовке, уже не испытывая удовольствия от езды, опасаясь за велосипеды.

 

1          2          3          4          5          6          7          На главную