1          2          3          4          5          6          7          8          9          10        11

На главную

 

 

 

К центру круга

 

   Добрая смесь пу-эра, ку-дина (виды китайского чая) и водки с мёдом погружает в чуткий короткий лесной сон. "Радио Анатоль" что-то вещает об озере Вавайском, но я уже слышу сквозь утреннюю дрёму глухариное токование. Открываю глаза, осматриваю внутренность пристанища. Запах пихт, водорослей, льда, чая, мускусного пота, печной золы, остывших тостов... Фиолетовый рассвет. На веранде - лёгкий морозец.   

 

Что в сухом остатке

 

Юнона утром

 

Утро глухариного токования

 

 

Потрясающее сочетание уюта человеческого жилья, и упоённой любовью жизни дикого утреннего леса. Нет, до апокалипсиса Тёплых Озёр ещё далеко, если птицы и мелкие млекопитающие так беспечны. Их свадебки, и первый медовый месяц хранят крутые приозёрные увалы, глубокий рыхлый апрельский снег, и мокнущий лёд Тунайчи. Забраться в эту пору сюда можно только так, как это сделали мы. Есть, конечно, ещё вертолёты, но высаживаться с них придётся по лесенке Иакова. Мы здесь одни. Это факт, и это восхищает! Через месяц - сюда нагрянет армия добытчиков, но животные к этому успеют подготовиться.

   Подбрасываю полешки в ещё неохолодевшую печурку. Ставлю чай, подпекаю тосты, слушаю биение крылышек проснувшейся бабочки, на подоконнике вяло ворочается шмель, мыши не показали своего присутствия. Радио Анатоль начинает своё вещание. Пошли, умоемся снегом? Пошли!

 

Холод костей не ломит

 

Снежный ожог

 

Ресторан отдыхает

 

 

  Что общего меж всеми картинами? То, что они нарисованы.

А меж всеми путешествиями что общего? Они результат инициативы и усилий. В этом смысле, конечно, и путь от тахты до холодильника - тоже путешествие. Особливо с похмелья. Различие - во впечатлениях. Когда с Володей мы пересекали Озеро от Добрецкого до Мыса Коммунаров две недели назад, он поведал мне своё понимание сакрального смысла пути. Это молитва. Так и есть. Слова этой молитвы - участники и маршрут. Адресат - Некто Неведомый, чьей власти мы предаёмся. Вначале каждое движение требует внимания, но постепенно все они сливаются в некое единое общее движение, внутри коего укореняется Абсолютный Покой. Неважно, сколько участников, важна их вовлечённость в общий процесс, и тогда происходит удивительное: на время ты вовсе отключаешься от себя, хорошего или плохого, сильного или слабого, умного или глупого. Ты хорош недостатками партнёра, умён его глупостью, силён его слабостью, и наоборот: вы перемешиваетесь, перестраиваетесь, как звуки в фугах Баха, совершая своё шествие через время вне всякого пространства. Через вас не дует ветер, он обдувает вас, силы приходят сами, препятствия возникают по мере их преодоления. Время запечатлевает скульптуры, движущиеся в Космосе, а ты сам - уже там, где тебя нет, и тебя нет там, где ты сейчас. Ты пополнил собой Информаторий Планеты. Она запомнила тебя, и узнает, когда ты вернёшься, если захочешь...

 

Майорская на старте и на финише

 

Когда страсть умолкает

 

Мыс Ясный

 

 

  Мы скользим по чешуйчатому насту мимо глазеющих на нас павильонов, перескакивая корни спрессованного от давнишних буранов снега. Воздух, как и две недели назад полон взвесью инея, от чего всё в некоторой мглистости. Берега, свободные от снега, выгибаются звериными загривками, оттуда слышны странные звуки: толи медведь из берлоги выбирается, толи ветви выпрыгивают из сугробов. Что-то всё время обрушивается там, в ушах свистит, а под лыжами - хрумкает. Мысы - волчки, или вращающиеся сцены. Всё время путаешь: это говорит кто-то, или ручей выводит мелодии голоса. Остановишься, нырнёшь в хитросплетения оркестровой партитуры апреля, толчок, ещё один, и вот тебя тащит к центру круга, к точке покоя, острову Птичьему, куда ты давно хотел попасть, и вот он перед тобой.

 

Озёрные колокольчики

 

Остров Птичий

 

Мыс Меньшикова

 

 

1          2          3          4          5          6          7          8          9          10        11

На главную