1          2          3          4          5          6          7          8          9          10        11

На главную

 

 

 

Первый лёд

 

   Мы ступили на него в 12 часов при ярком солнце. Очень вдохновляюще! Впечатления берут нас в плен. Движение по азимуту похоже на морское, воздушное и пустынное. Лыжи уже слегка проваливаются, но мы готовы к худшему. Чем дальше уходишь от берега, тем явственней шарообразность Земли. За спиной разворачивается панорама Сусунайского хребта. Все основные вершины выстроились в ряд слева направо: Майорская, Чехова, Пушкинская...

 

Майорская, Красная, Чехова, Пушкинская...

 

Выход на Большую Тунайчу

 

Стратегическая Императорская, хоть и невысока (92 м.), но чётко ориентирует на север, а с неё, действительно, должен открываться вид на весь Тонино-Анивский п-ов, Корсаковское плато и зал. Мордвинова до м. Сима со всем, что находится в этом диаметре.

Володя рассказывает, что там был дворец или храм при японцах.

Я бы тоже там что-то построил. Воистину - классика китайской живописи эпохи Тан. Все стихии Вселенной. Подобная точка на юге - скала Лягушка. С таких точек чётко видны истинные пропорции ландшафта, хоть карту рисуй!

 

Первая пристань - м. Заливной

 

Г. Айруп

 

Укрытие для снайперов, но не для путников

 

 

  Окружающие Тунайчу низкие горы похожи на верблюдов, бредущих с севера на юг. С востока из-за них выглядывают Тонино-Анивские горы явно иной геологической природы.

Смотрятся, как египетские пирамиды, или Гималаи в миниатюре, конечно... На юго-западе маячит г. Юнона. Мы держим путь на мыс Макарова. С противоположного берега к нему тянется мыс Меньшикова. Володя-сан рассказывает, как однажды опрокинулся с резиновой лодки как раз меж этими мысами, и, к своему удивлению, нашёл себя по пояс в воде. Именно в этом месте озеро делится как бы на две неравных половины, со временем здесь может возникнуть перешеек, как во многих смежных Тунайче озёрах. Получается, что здесь налицо некая ячеистая структура поверхности. Эдакие гигантские соты.

   По Клитинской карте первые домики появляются после речки Комиссаровки. До неё - две турбазы: излюбленная местными бардами «Бирюсинка» - старшая из них, и младшая, образованная на месте бывшей погранзаставы, о чём свидетельствует смотровая вышка-маяк. Эти форпосты цивилизации нас интересуют исключительно, как ориентиры. Они с запада. Мы идём строго на юг. По прямой - нам 6 км. Установился штиль.

Мы знаем о штормовом предупреждении на воскресенье, нынче - пятница, и есть много шансов предполагать, что циклон придёт ослабленным, поскольку движется с запада, то есть нас от него отделяют все горы Приморья, Татарский пролив, хребты Южного Сахалина, а это значит, что гребешки счешут основную влагу с облаков, и до нас вихрь донесёт только Божью Росу. Филиппинские гости - куда как опаснее.

   Идти - одно удовольствие. Много лисьих следов, ещё больше - от снегоходов. В дальнейшем они нам пригодятся. Берег неизбежно приближается. Остров Птичий - совсем рядом, надвигается слева, то есть с северо-востока - уже не тире, а кучерявая макушка подводного хребта. На той стороне - протока оз. Червячного, и две цивильных турбазы всего в четырёх км - прямиком.

   Вот и берег близ мыса Заливной. Самая опасная стадия перехода позади. Теперь станем двигаться вдоль берега, а глубины здесь нет. Как и намёков, хоть на какие-то разводы.

Зимища. Перекусываем. Одобряю Володину наработанную схему походного питания: плотный лёгкий завтрак, первый перекус, второй перекус, ужин, чай. Последнее может варьироваться, например, вначале может быть чай, а потом - ужин. Т.о. мы имеем пятиразовое питание, оптимальное для напряжённого хода в течение дня. Распределение углеводов и белков - в зависимости от степени погружения в процесс, и срока пребывания в изменёнке, ведь поход - это нечто, сродни наркотику, или гипервентиляции.

    Тонкая графика откоса с контрасветом. Верхний край - сияющий нимб над полупогруженным в лёд лицом. Берёзы - одного возраста, точнее - роста, максимального для прибрежного сахалинского леса (15 м) - хорами спускаются к воде. Всё так пропорционально, ритмично и плавно, как может быть только на озере. Всё-таки здесь не бывает таких ураганных ветров. Волнение - несравнимое с морским. Покой разлит щедрыми руками... деревьев.

   Входим через ольховые ворота на снежную поляну с боярышником и шиповником. Берег, с которого мы пришли - уже в прошлой жизни. Пока перекусываем, внимательно оглядываю панораму перевалов и хребтов, отделяющих Южный от Охотского побережья. Всего 40 км к востоку, а климат устойчиво иной. И всё благодаря шестисотметровой стене, тянущейся с юга на север. И вот так всюду на Сахалине: не только север-юг, но и запад-восток борются меж собой, ни в чём не желая примириться...

   Начинаем движение вдоль берега. Вскоре находим печку от сгоревшего домика, описанного Клитиным. Не исключено, что два других, отмеченных на карте, тоже в таком же состоянии. Володя полон решимости найти избушку по описанию одного его приятеля. Это должно быть где-то в глубине полуострова, на берегу небольшого озерка, смежного с Тунайчой. Мы тратим изрядно времени и сил, но ничего, кроме охотничьей засады с разодранным рубероидом не находим. Уже смеркается, как-то не хочется ночевать в палатке. Судя по снежному рельефу, здесь постоянно дуют сильные северные ветра. Это вообще - не место для стоянки. Красивое озерцо с камышом воспринимается, как западня. Прочь отсюда! Будем идти до 19 час., а там - как получится.

   Принцип расположения здешних построек тренирует нашу интуицию. Мы ведь - в заповедной зоне. По закону - охота здесь запрещена. Понятно, что все артефакты - тщательно маскируются их создателями. Ищем устье ручья, низкую террасу, и пихтовник на ней. Там, в темнолесье, они и прячутся. С озера они могут быть и не видны, но их присутствие выдают следы снегоходов, ныряющие в береговую чащу. Таким образом, мы нашли то, что искали. Небольшой борок приютил уютное зимовье. Только настойчивость напарника заставила меня нырнуть в сумрак, ведь я уже смирился с мыслью о палаточном варианте.

   Спряталась, голубушка, от любопытных глаз лодочников. Стоит чёрным бочком в чёрном лесу. Белый ледяной лист выдал её присутствие нам, но летом - наткнуться на неё можно только случайно.

 

Дом с идолом

 

Первое пристанище

 

Первые впечатления

 

  Осматриваем жилище. Просто великолепно! Печка в прекрасном состоянии, спальные нары с пружинными матрацами, а на стене в головах - ковёр с настенными тикающими часами. Скорее всего, это и есть, описанный Клитиным "дом с идолом", только идол сейчас преображён в огромного снеговика со шляпой из сковороды, и с носом из красной пластиковой бутылки. Здесь бывают даже зимой...

Немного неприбрано, но это ерунда. Всё сухо, стены и потолок обшиты досками. Теперь это всё наше на одну ночь.

   Первым делом, конечно, дрова. Но здесь - сюрприз: лес настолько здоровый, что трудновато найти даже сушняка для растопки, а ведь близ города у хвойных пород нижние ветки отмирают, как правило... Не без труда, я нашёл полусухую рябину с дуплом, и пустил в ход пилу. Скоро домик приобрёл жилой вид.

 

 

1          2          3          4          5          6          7          8          9          10        11

На главную