1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

На главную

 

 

 

    Машина появилась, когда мы её уже перестали ждать. Уазик отвёз на начальственный пикник кого-то, и вскоре – догнал нас. Водитель рассказал, что с утра пораньше уже был на переправе, но никого не застав, вернулся обратно. Получается, что если б не пикник тузов, тащиться бы нам ещё километров 40-50 до стана по опротивевшей до тошноты дороге. Грузимся. Вот, теперь, действительно – всё. Мы несёмся по опасным виражам, глядя на мир  через окна в качестве банальных пассажиров. Виртуальная реальность начинается со стекла. Для меня – образ её – бьющийся в стекло мотылёк. Манит его, беднягу, коварный электрический свет. Он готов погибнуть, и только стекло его может спасти. Разделение во благо. Есть и минорная картина того же самого: бьющаяся в стекло птица, случайно залетевшая в зал… Рассечённый мир.

 

   По берегам реки много рыбаков со спиннингами, но судя по их спокойным позам, клёв у них – не очень-то. Ноги им бить не охота до Малой Лангери, где вода чистая. А проезда до туда нет: через переправу сдюжит только вездеход, или спецназовец на уазике. Пресловутым «лэндам» и «сёрфам» - это не по зубам. Вот и скучают, ловя рыбку в мутной воде. А мы-то знаем, что такое настоящая охота на гольца. Аж распирает от гордости!

 

Большая Лангери

 

В гостях у Хозяина

 

Дорога домой

 

   Пограничное! Типичное советское поселение времён развитого социализма, пришедшее в запустение от эпохи «первоначального накопления Капитала». Голосом экскурсовода водитель обращает наше внимание на «бывшее - то, и бывшее – это», но я точно знаю, что главный человек здесь – г-н Смирнов. Его усилиями здесь возникла точка роста иной обновлённой жизни. Пересекая пришедший в упадок, некогда живой посёлок метеорологов, пограничников, лесовиков, геологов, охотников, рыбаков - я испытал Гоголевское чувство России. Смесь глухой тоски и неизбывной надежды: нет, не может паразит-чиновник свести «на нет» саму землю. Люди приходят и уходят, а богатство её приумножается. И что мешает понять эту простую истину? Я почти увидел Чичиковскую бричку с Селиваном на козлах, пылящую впереди. Эх, жаль, что Николай Васильевич сжёг 2-й том «Мёртвых Душ»! Ведь там на первый план стали выходить другие люди. Например, Константин Фёдорович Скудронжогло – хозяин цветущего поместья, образец и предмет зависти ленивой округи. Правда жизни привела Гоголя к неизбежности принятия активного типа человека. Увы! Он не смог увязать это с традиционно понимаемой на Руси «духовностью», как сугубой созерцательностью, и физической ленью. Дидактик в Гоголе восторжествовал, но вектор его искусства очевиден: Вера ничего не стоит без деятельного усилия.

 

   Стан современного Скудронжогло представляет собой особый, отдельный от всего посёлка мир. В нём всё по справедливости: все обеспечены работой, каждый знает и делает своё дело, владеет кучей специальностей, кроме своей основной, что позволяет включаться в любой производственный процесс легко там, где не хватает людей. Имущество охраняет две семьи, приезжающие сразу же по окончании сезона, и зимуют до начала следующего. Вот где романтика! Снега по четыре метра, шторма 10 баллов – здесь обычное явление. Такого в моей жизни ещё не бывало. Для таких подвигов надо иметь психику полярников и космонавтов. Слабому человеку здесь нечего делать.

 

   Могу сказать, что мы с Володей побывали в коммунизме. Те двое суток, что мы провели в стане Г-на Смирнова, вспоминаются мне как прекрасный сон! Конечно, о нашем появлении Лисицын предупредил заранее. Мы не свалились, как ком на голову, но это не преуменьшает моей благодарности за оказанный приём. Стан живёт по законам моря. А море – это непрерывная вахта. Нас поставили на довольствие, обеспечили спальными местами и необходимой информацией по поводу транспорта. Вечером мы от души попарились и помылись в бане. Все рабочие были с нами приветливы, вели себя достойно. Я долго не мог понять: а где же здешний демиург? Но постепенно, мой глаз стал выхватывать то там, то здесь крепкого мужчину, участвующего во всех процессах. Наделённый особого рода живостью, он удерживает во внимании малейшие нюансы многосложного рыбацкого хозяйства. Позже мы представились ему, и имели приятный и содержательный разговор.

 

   Весь следующий день мы провели в релаксации: гуляли по морю, ели, спали, беседовали с рыбаками, когда они были свободны, наблюдали здешнюю жизнь. На этих страницах уже нет места для подробностей. Они составят материал для других очерков. Наше путешествие закончилось, а то, что мы ещё переночуем здесь один раз, а на завтра уедем на отремонтированном уазике с нашими знакомыми Старшим и Младшим Патрульными – это уже начало другого маршрута с  другим сюжетом, с другими героями, в другом месте.

 

    Мы несёмся по стиральной доске через Центральный хребет в его самой высокой части. Это похоже на то, что мы видели раньше. Но сейчас я лично смотрю на эти горы, как на друзей. Но друзей опасных: в одном из распадков крест отмечает место гибели иностранца. Там, кажется, погиб один или больше - из сопровождавших его русских и они, кстати, не отмечены…

  

   Миновав шестьсот километров, наш уазик оказывается в Южном, как космический корабль – на иной планете. Окружающее фантастично. Никаких медведей, орлов, неприступных скал, смертельных порогов, вертикальных троп. Всё выглажено, приспособлено для езды, изящной ходьбы. Кажется, что это мир пестроты и разнообразия, электрического света, заменившего солнечный. Потребуется какое-то время, чтобы привыкнуть к условностям человеческого общества. Возвратить себе забытые привычки, войти в совершенно иной ритм, существовать среди лиц людей, а не звериных морд… Но что-то будет свербить в душе, звать туда, где ты был наедине с Первозданностью, там, где даже ты сам ещё не появился, но только твоя тень, твой запах, твои следы в пойменной глине, твой глухой, отвыкший от слов, голос первобытного человека.

 

Чайка

 

Записки на вершине г. Граничная

 

Букет

 

  Медников Александр. Осень 2006 года. Южно-Сахалинск.

 

 

P.S. Уже после монтажа фотографий, я обнаружил на двух из них следы плазмоидов, зафиксированные в огромном количестве беспристрастной  цифровой камерой.

       Вспоминая эпизоды встреч, и сопровождающие их обстоятельства, наличие астральных тел в тех местах многое объяснило…

       Вот эти две фотографии:       «Ночёвка с инопланетянами», и   « Трое во Вселенной, не считая Грышука»

 

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

На главную