1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

На главную

 

 

 

 

Венгери от устья до водораздела

 

 

   Выловив ритуального гольца в мутной воде устья, подымая на крылья прибрежных чаек, мы двинулись строго на юг по прибрежной полосе к устью Венгери. На прощанье с Пуршем к нам вышел местный мишка. Он был настолько беспечен, что не окликни мы его, сошлись бы, наверное, нос к носу. Видимо, мы уже настолько пропахли местными запахами, что даже сильный ветер с моря не выдул из нас «человечинки». Зверь испугался только слов.

 

   После глубокого погружения в лесную чащу, море пьянит. Его синкретическая музыка вбирает в себя пуантилизм тайги, переплавляет в равномерные нарастания и убывания звука, цвета, запаха, предчувствий и безмятежности. Поделился этой мыслью с Володей. Она показалась ему интересной. Я имею в виду, что внимание в тайге распределено иначе, чем на берегу. Согласитесь, что пройти 10 км, фиксируя каждый шаг, сверяясь с приборами навигации и картами после каждого резкого изменения направления и рельефа гораздо труднее, чем те же 10 км равномерного хода по пляжу, пусть и при сильнейшем ветре, прижимах и дожде. Берег настраивает на философский лад меня, по крайней мере. До смешного легко идти. Тело отвыкло от равномерности. Движение по горизонтали, пусть и с грузом – усыпляет. Что может нам здесь угрожать? Медведей берег интересует во время нереста уйка, когда вся полоса прибоя забита в несколько слоёв этой плодовитой рыбкой. Но это имеет место в конце мая – начале июня. Шторм? Но нам всего-то идти по этой линии километров десять, причём, это реальные 10 км, а не виртуальные, как в горах – сущие пустяки! Конечно, шторм у этих берегов – не шутка: по правую руку – метров на 50 – голый пляж, усеянный непременным плавником. Рыхлые породы обрывов легко размывают набегающие волны. Очевидно, что в большие шторма этот берег тоже местами непроходим, и это значит, что маршрут с неизбежностью переходит на стланиковые отроги, что мы уже «проходили». Но сейчас – всё спокойно: надевав на себя всю шерстяную одежду, опираясь телом о ровный встречный ветер, мы двигаемся к устью Венгери, где, по плану, нас ждёт встреча с людьми.

Примечания Валерия.

Пуантилизм – манера живописи мазками в виде точек (от франц. point).

Синкретизм (греч. соединение) – слитность, нерасчленённость, характеризующая первоначальное, неразвитое состояние, напр., с первобытного искусства, в котором пляска, пение и музыка существовали в единстве, нерасчленённо.

(Краткий словарь иностранных слов– М: 1951)

 

Берег с мыса Ратманова

 

Ветер на побережье

 

Грибы на пляже

 

Александр

  По пути – всего два кекура, обозначающих устья. Заблудиться невозможно. GPS пусть отдохнёт. На мысе Ратманова созвонились с Дмитрием, уточнили детали, передали приветы близким. При соглядатайстве любопытных вездесущих нерп мы взобрались по верёвке на непроходимый мыс у устья Венгери. Романтический пейзаж: из хищных пальцев Центрального хребта вытекает речка, останавливаясь в полузамытом устье, больше похожем на лагунное озеро. На террасе – дом, как сонное видение. Длинная полоса прибоя уже обвалила сарай, со временем подберётся к дому. Это «резиденция» закрытой в конце 90-х рыбной фактории используется сейчас для научных целей. Здесь мы отдохнём, подождём группу биологов, что должна прибыть на моторке из Пограничного завтра.

 

Подъём на мыс

 

Береговая флора

 

Дом в устье Венгери

 

  Легко перебродив перекат на устье, мы совершили «круг почёта» вокруг лагуны. В солнечный день здесь хорошо купаться: естественный бассейн в несколько сот метров с глубиной, чуть превышающей человеческий рост – что может быть лучше для отдыха? Но именно эту доверчивость сахалинских речек используют хищные браконьеры: там, где нет контроля, они легко закрывают устье бульдозерами, и черпают из подходящих косяков сколько угодно. Понятно, что такой разбой может совершаться только по сговору с властями. Нет ничего проще - обнаружить подобный стан с вертолёта. Он не за один день устанавливается, не за один день «снимается», его не минуешь при береговом переходе. Возможно, во времена «дикого» капитализма здесь происходило то же самое. Пока «горло» речки свободно, но «демоны лёгкой наживы» не дремлют. Стоит сделать паузу в присутствии наблюдателей хотя бы на сезон, и пираты явятся, как страшный сон.

 

   Оказалось, что дом обитаем. В нём мы нашли двух перепуганных девушек-практиканток. Бедняжки усиленно жгли газ в хате с русской печкой. Знакомые с естественной жизнью чисто теоретически, они с удивлением обнаруживали несходство окружающего мира с картинками из учебника. Странное ощущение: они ещё не покинули социума, мы – ещё не вошли в него. Для нас чудесна любая человеческая вещь, о предназначении коей нам надо ещё вспомнить. Им – диковато видеть двух дядек, от которых несёт медвежьим духом, говорящих нечеловеческими утробными голосами, отвыкшими от напряжения голосовых связок, но показывающих знаки принадлежности к сообществу с ними.

 

   Ближе к вечеру появился Фальк, друг медведей, птиц и всего того, чем они питаются. Фальк – биолог из Фэрбэнкса (Аляска) – уходит затемно вверх по реке наблюдать жизнь обитателей её берегов, её неба. Он принадлежит к тому разряду профессионалов, что презирают сапоги и водонепроницаемые плащи. Одетый по принципу «сырого акваланга», он нагревает своим телом впитавшуюся в одежду воду, и далее, в тёплой ванне – вполне комфортно себя чувствует. Имея время и место для просушки, или влагоустойчивую кожу – можно себе такое позволить. Таким образом – тело легко внедряется в окружающую среду, становится с ней – единым целым, и значит – при соблюдении «нормы личного пространства» - незаметным, что и требуется исследователю.

 

   Приятное общение с близкими по духу людьми: даже такие разные и далёкие в реальном социуме - становятся необходимы друг другу здесь. Это особенно очевидно после испытанного нами погружения в мир Дикого Леса. Вот откуда должны считать метры, граммы и джоули человеческие сообщества. Фальк отсюда и считает: могучий саксонец осуществляет тонкую связь цивилизационных центров и нервных узлов Живой Планеты. Уловимое сходство с медведем: мы становимся похожи на тех, кого любим. Животные – такие же Божьи твари, как и мы. Только у них – общежитие, а у нас – пентхаус. Извращённое социумом понятие «необходимости» вовсе не страшное, если распространить его на отношения нематериальные, в том смысле, что всё живое не только дышит земным воздухом и питается земной пищей, но и упования имеет одни и те же.

 

   Обмениваемся информацией, наслаждаемся неограниченным количеством общей пищи. Интересно всё: ловлю себя на том, что изучаю человечьи повадки. С медвежьей точки зрения, люди – не все глупцы. С такими, как Фальк, можно даже трапезу разделить, а таких, как эти девочки, нужно оберегать от охотников, и делиться своей пищей.

 

Две нимфы

 

Хей, Фальк!

 

Голец с грибами и крапивой

 

  Наконец, наше фирменное блюдо отведает кто-то ещё. Насельники  «дома в устье»  внимательно наблюдают за моими манипуляциями с фольгой, гольцом и грибами. После концентрированных пищпакетов это ново, как Причастие. Вместо вина – ягоды с ближайших холмов. Что ещё надо для ощущения полноты Бытия?

 

   Сухие половицы дома – роскошь, к которой трудно привыкнуть. Ещё большая роскошь – сон без настороженности, рядом с себе подобными. Пробуждение без гонки, ленивое. Жизнь по предложенному сюжету. Это совпадает с погодой: мелкая морось, видимость минимальная, ветер несильный, но рваный – рождает предчувствие шторма. Фальк в любую погоду – в лесу. Героический человек! Что он постигает, ведомо только ему самому, и его науке, но что-то подсказывает, что мы постигаем жизнь в различных её проявлениях, и выражаем это на доступном языке.

 

   Моторка пришла! Эту весть нам радостно сообщают девочки. Люди в оранжевых гидрокостюмах перетаскивают надувную моторку через замытую полосу устья. Их четыре человека. Трое мужчин и одна девушка: смирныховский егерь с сыном, и обещанные москвичи – Володя и Маша. Возбуждённая суета разгрузки. Дом наполняется новыми звуками, запахами: печка пышет жаром, дышит скоромным. В этом есть что-то праздничное: человечье скопление на краешке земли. Наш с Володей вклад: варенье из костяники к общему чаю. Фото с дымящим домом, выплывающим из тумана. Непонятно, что – на чём держится: море – на доме, дом – на море, лес – на реке, река – на холмах?...

 

Костяника

 

Дом, где исполняются желания

 

Хей, Джон Леннон!

 

   В доме – весёлая неразбериха. Разноголосица, разноязычие… Куча народу за малюсеньким кухонным столиком перед окном с видом на близкие горные увалы. За стёклами – дождь, холод, туманный сумрак. Под крышей – быстрые короткие фразы егеря Сергея, медленный кач глуховатой акцентировки Фалька, ленивый убеждающий говорок москвича Володи, короткие певучие междометия девушек, треск, шипение приготавливаемой пищи, пар от просыхающей одежды. Каждый из присутствующих проделал немалый путь, чтоб оказаться здесь. В каждой лёгкой фразе – важное сообщение, важный вопрос. Завтра уйду я с Грышуком, через несколько дней – остальные… Кто-то подзадержится по обстоятельствам, потом дом законсервируют, и только охотники воспользуются здешним НЗ, вызовут из памяти дома его музыку. Перед вечерним чаем трудно удержаться от купания. Как бывалые моржи, убегаем с Грышуком в промозглую ночь, плаваем с фонариками на лбу где-то в пространстве устья, задевая сонных рыб ногами. Труднее всего выбраться на берег, не имея опоры взгляда, ёжась под обжигающим ветром прибоя. Приобретённая привычка видеть ногами, руками, ушами и носом, и мы, красными варёными крабами вбегаем в хату под уважительные взгляды присутствующих. Мы запомним этот дом таким, полным добрых людей, полным пищи и ума, полным уверенности в будущем, полным впечатлений недавнего прошлого – неким кораблём, приставшим к ещё неоткрытому континенту. Здесь ценишь всё созданное человеком. Оно служит ему, желая служить лучше, ненавязчивей. Изначальная мудрость присутствия в этим мире – камертон всей дальнейшей жизни. Люди могут быть не страшными себе подобным, если хотят не больше, чем им надо. Откуда тогда взяться злым мыслям? На чём взрасти корысти и зависти? Следующий день не обещает нам идиллии предыдущих, но мы всё равно отчалим.

 

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

На главную