ДЕНЬ ТРЕТИЙ, ЧЕТВЁРТЫЙ И ПЯТЫЙ

 

 

   Утром от избы возвращаемся к нашей стратегической Ныш-Погиби, опять идем по лагерной дороге. Нынче ровная и тенистая, приятная аллея , по ней бы в парке гулять. Не выходит из головы БУР. Его нельзя здесь оставлять, из него надо музей делать краеведческий. Поставить бы у вокзала, среди музейной техники железнодорожников. Ведь лагерь-то их епархия, зеки на железку работали.

 

Фото 3

Здесь такая широкая...

 

 

   В этот день по размокшей глине сделали самый длинный переход. Уже в девятом часу вечера добрались до избы, которую так и назвали: «Тяжелая».

 

Фото 10

Изба "Тяжелая"

 

   На карте дорога впереди пересекала Ныш. Никто не знал – есть там мост?.. Брода уж точно не будет, река вздулась от дождей. Но мост был! Оригинально сплетённый из толстостенных нефтяных труб. За переправой просторное, приятное место, что-то вроде заброшенного хутора. У двери единственно уцелевшего здания непримятая поросль травы, явно с весны никого не было. Пока Валера топил печь, я умудрился в мутной воде наловить на блесну некрупных местных гольцов. Красивые рыбки, вкусно запекли их на походной решётке.

   А изба-то «Муравьиной» оказалась. Ночью с чердака в натопленную комнату посыпался их десант. И начал пребольно кусаться. Спать стало решительно невозможно. С рассветом добрели до ближайшей избы, «Щавелевой» (рядом щавель рос, сделали салат). Заночевали.

 

ДЕНЬ ШЕСТОЙ, СЕДЬМОЙ И ВОСЬМОЙ.

 

   Известно, что пророк Мохаммед очень любил благовония и женщин. Но самое большое наслаждение он получал от молитвы. В эти дни мы с наслаждением погрузились в одиночество заброшенной дороги. Путешественник монах, путешествие его молитва.

  То нас окружала стена тайги, мы голышом пересекали неглубокие, по грудь, ручьи; то дорога уходила вверх, и мы брели по безлесным просторам водоразделов среди белых от ягеля полян, ясно различая далеко впереди красивые плечи и пик горы Даахуриа, высшую точку Северного Сахалина.

   На Юге острова нельзя так затеряться, прочувствовать это состояние... не могу передать словами. Колея выводит на высоту, горизонты в дымке, тайга необъятная, дорога одна и нас двое. И так день за днём, день за днём... Нет ничего лучше, как не спеша брести по забытым Богом и людьми дорогам. Легче идти, а природой ты окружен так же, как если б шёл по целине.

 

Фото 12

 

   Мы живем во время, которое я бы обозначил как Кризис пешеходной культуры. Ходить пешком. Зачем? ведь в городе нынче столько соблазнов, если есть деньги. Если их нет – надо зарабатывать, не до прогулок. Например, уже трудно пройти от станции «Орбита» до реки Марковка, тропу поглотил бамбук. Хорошо наторены только тропы наживы: браконьерские (рыба), грибные и ягодные. Завалы одноразовой посуды – символ культуры отдыха вне города. Машины заменили ноги. Выехать на машине, скажем, на помойку Тёплых Озёр – это и есть отдых на природе.

 

   А мы меж тем пересекаем невысокий здесь Камышовый хребет, наискосок. Заметно теплолюбивей растительность на склонах, обращенных к Татарскому проливу, промеж лиственниц ель с пихтачом появились, папоротник осмунд, а до этого только орляк был. Возможно, Валера обнаружил одно из самых северных мест произрастания клоповки, небольшой пятачок в еловом лесу. Ягод, понятно, еще нет, нарвали сочных листьев на вкусный чай-витаминчик.

   Справа просторный лес со сплошным ковром оленьей травы. От ствола к стволу тянутся жерди. Ветхие, древние. Это примитивные загоны оленеводов. Оленеводов давно уже нет, есть ли олени? За столько дней ни одного, только следы. Тут мы и увидели у ручья небольшой табунок. Наверно, в этих загонах они когда-то родились, поэтому хоть и одичали, но навещают «малую родину». Удивительно! Прежде, чем ускакать, они подпустили нас на расстояние ружейного выстрела! Как они выжили, такие беззаботные? Вот как бывает в этих местах:

 

Фото 11

Олень

 

   Ми-2 берёт только 700 килограмм. Поэтому к каждому из трёх колёс привязывается еще по туше. Высоко он подняться не может, над самым лесом летит трудолюбивый Муравей и от натуги чадит как керосинка. И никого не боится. Ведь он мясо везет, нужным людям.

 

   На восьмой день среди медвежьих и оленьих увидели следы людей. И место разворота машины, протекторы то ли Урала, «Шишиги» (ГАЗ-66). Видимо, от Погиби дальше на юг проехать не рискнули.

   Штурман, Зоркий Сокол, уверяет, что иногда видит материк.

 

Фото 13               Фото 14

Дикуша и ленок. Их нет на юге острова.

 

Часть 1           Часть 2           Часть 3

Карты маршрута по Сахалину:       1          2          3

На главную