ОТ МОРЯ ДО МОРЯ, ИЛИ МИМО СПАМБЕРГА (16-20 МАРТА 2013 Г.)

 

Задумка прогуляться в марте на снежный Спамберг  родилась примерно за месяц до описываемых событий.  Собиралось нас изначально пятеро, но по разным причинам  не составили нам компанию Женя (Catty) и Андрей(yak_3). Таким образом,  ранним утром 16 марта 2013 г.  в поезд, идущий на север, нас загружалось трое : я-Оля Моксунова (Инвикта), Леша Бамбизо (Aleks_Minsk) и Саша Борщевский (без ника)).

 

 

На вокзале перед стартом

 

Кроме рюкзаков с нами ехали две пары снегоступов (мои и Сашины) и три пары лыж (мой обычный, ободранный тяжелой походной жизнью полупластик , Сашины новехонькие Fishersbound  с чешуей, и такие же Лехины,  без насечек, но в компании с камусом).

 

Погрузка наших  увесистых рюкзаков практически сразу привела к их ревизии. Едва поезд тронулся, мы пересмотрели каждый грамм своего снаряжения еще раз. С учетом того, что нас осталось трое (а выяснилось это только в семь утра на вокзале), мы оставили вместо трех лопат две, вместо 2 литров газа полтора, кроме того я подарила проводнице свой сахар и выложила из рюкзака бахилы, которые позаимствовала  у Лисы на всякий случай. Все это упаковали в пакет,  после чего Саня улегся спать, а я составила компанию Лехе, который пошел в тамбур мазать свои лыжи.

 

Очень быстро прикатили в Фирсово, откуда и начался наш маршрут.  Закопали «излишки» в снежный схрон и двинулись на реку  Фирсовка, ожидая на ней увидеть подарок в виде снегоходного наката.  Ожидания оправдались. Накрытый слоем снега,  след от снегоходов присутствовал и уходил в попутном направлении. Закинув за плечи рюкзаки,  в абсолютном позитиве бодро двинулись навстречу новому дню и новым приключениям.

 

 

Вверх по Фирсовке

 

 

Остатки японского моста

 

Несколько раз нас догоняли местные жители на снегоходах, недоуменно справлялись, куда держим путь и радушно предлагали для ночевки свои зимовья.

 

 

Показывают, где зимовье

 

Но зимовья эти были или не по пути, или располагались слишком близко от места старта. Так или иначе, воспользоваться гостеприимством нам не пришлось. …Особого плана на день по километражу у нас не было.  Идейный предводитель, он же штурман Леха постоянно говорил, что мы никуда не торопимся. Однако ноги мои, истоптавшие многие километры, прекрасно чувствовали, что идем мы хорошо.

 

 

На Фирсовке

 

 

На Фирсовке. Ловушка на соболя

 

Через насколько часов встали на обед под ярким теплым солнцем.  Выдра или ондатра своими следами указала нам место, где можно пробить лед  и добраться до воды.

 

 

Добываем воду

 

Я достала свою волшебную кастрюлю  MSR и баллон  с газом. Однако вскипятить чай не довелось, ибо во весь рост встал первый косяк, приготовленный мной  в ходе подготовки к походу – горелка к кастрюле отсутствовала... Это был второй звездный выход кастрюли, во время ее дебюта на горе Красной недалеко от Южного собирала ее не я, и поэтому решила, что достаточно того, куда что-то налить, и того, чем греть..  Теперь же пришлось посыпать голову пеплом.  Впрочем,  никто всерьез не расстроился.  Под радостный ржач сошлись на том, что  благодаря мне у нас появилась лишняя емкость для воды)).  Пообедали и,  любуясь красотами  природы, по Фирсовке-Ломоносовке-Морозовке подобрались  к первому месту ночевки - под Кутузовский перевал.  Ночевать (на радость мне) решено было не в пещерах, строительство которых поглощает уйму времени и сил и имеют издержки в виде мокрой одежды, а в снежных ямах. Надели снегоступы, в которых обустраивать лагерь намного удобнее, чем на лыжах и принялись за работу. Я начала копать яму, Саша занялся дровами, а Леша пошел за водой. Как сказал потом Леха, Место  было нам не радо.. Я сразу же наткнулась лицом на торчащий сучек, едва не лишившись глаза. .С добычей воды  тоже возникли сложности.. MSR-кастрюля категорически не хотела погружаться и черпать воду, плавая в полынье . Пока Леха укрощал строптивую, оторвав в итоге ей ручку) , снежная подушка под ним опустилась и стала медленно уходить под воду. Подоспев на помощь, Саня вытащил Леху с помощью лыжной палки. Через некоторое время был сделан второй водный заход,  и проблема  была все же решена. Беря во внимание упорство Лехи,  по-другому  не могло быть в принципе.)) . …Яму выкопали минут за 30-40,  накрыли ее легким тентом (каркас из лыж и лыжных палок), на землю  и на «крышу» постелили лапник, в углу развели костер. Все. Отель готов.

 

 

Первая ночевка

 

Можно приступать к ужину..  Команда наша была по питанию совершенно разнотипная. Я – абсолютно всеядна, Саша ест все, кроме мяса, а Леша -  сыроед.  Поэтому Лешка занимался своей кухней сам, мы же с Сашей решили на ужин варить кашу с маслом на двоих. Чай - пуэр был общий и, заваренный Лехой с молоком и медом, невероятно вкусный. ….Подвели итоги  первого дня.. Преподнес он не только праздник движения и новых впечатлений... Про кастрюлю уже было сказано.  Проблему решили простым котелком, благо взяли  его «на всякий случай».  Категорически не пожелал отправлять сообщения SPOT, до этого исправно мне служивший..( Как выяснилось позднее в Москве, куда я его отправила на тестирование, у него сгорела какая-то плата((. ). У Саши на рюкзаке, взятом у Лехи напрокат, не оказалось поясных ремней. Мой рюкзак был тоже с чужого плеча  (55 литров своего показались мне маловатыми),  радовал  всю дорогу, но имел столько карманов, что масло и конфеты,  положенные «под рукой», были мной потеряны (я решила, что забыла их  дома) и найдены лишь на третьи сутки))).. Первые два вечера мы ели гречку с каким-то Саниным сиропом))).

 

Все эти досадные  мелочи нас ничуть не расстроили, лишь повеселили изрядно.  Спать укладывались в прекрасном настроении, рассуждая о том, каким замечательно-неформальным будет Санин день рождения, предстоящий через два дня.. Что касается боевого  духа команды, то креп он с каждым часом и с каждым километром пути..

 

…..Просыпались мы по очереди.. Первым был Леха, который с 6 утра уже бодрствовал, разжег костер и любовно прилаживал камус  к своим лыжам. Накрытая его освободившимся ни свет, ни заря спальником, я пробудилась ближе к восьми и встала, когда совсем рассвело. Саня ночью слегка подмерз у ледяной стенки, неважно выспался и поднялся последним.  Пока завтракали, погрели у костра лыжные ботинки и  подсушили перчатки-рукавицы-носки. Разобрали «отель»,  собрали рюкзаки и, попрощавшись с местом, давшим нам ночлег,  двинулись в сторону Кутузовского перевала. Наша ходьба на лыжах продолжалась недолго. Без камуса  представлялось возможным идти только елочкой или лесенкой, и очень скоро мы с Саней переобулись в снегоступы.  Привязав, как обычно, лыжи за веревку к поясу, двигались все  с одинаковой скоростью и без особого труда оседлали хребет Шренка.

 

 

Перед Кутузовским перевалом

 

Еще на подступах к перевалу стало понятно, что встречи с ветром нам не избежать.. На хребте он был такой силы, что мы едва не улетели вместе с рюкзаками в неизвестном направлении. Именно здесь Леха решил уточнить маршрут по карте, и в ожидании штурманского решения  нам  пришлось  прижиматься к земле, словно  кошкам.. Бороться с ветром нам пришлось недолго, стратегический план был выверен  быстро. «Сейчас еще можно вернуться», - зачем-то произнесла я,  и все  мы с превеликой радостью помчались дальше, вниз по кулуару, который дает начало реке Кутузовка. При этом я  поглядывала на карнизы снега, свисающие со всех сторон и вспоминала недавнюю лекцию о лавинах. ..Спустившись с крутяка, «переобулись»  в лыжи и довольно скоро выкатились на  Найбу.

 

 

Вниз по Найбе

 

Простор реки  с одной стороны был подперт огромными отвесными скалами. Более пологими выглядели  заросшие темнохвоем  сменяющие друг друга сопки правого берега. Крепкий лед  заснеженной Найбы  являл бы собой идеальную  дорогу, если бы снег  не собирался сверху на лыжах и лыжных палках, оседая на них лишним весом.  Остановились на недолгий обед, где я расправилась с очередными кусками сала и хлеба, не отказавшись и от Лехиных фиников и сушеной дыни. Чай пили тот, что залили утром в термосы.  Не торопясь, любуясь дикой Найбой,  дошли почти до слияния с рекой Пожарской и встали лагерем на приглянувшейся «полке», заросшей темнохвоем.  В моем понимании времени  это было рановато, но Леха резонно заметил, что подходящее место может не повстречаться еще долго..  Что ж.. сбросили рюкзаки и принялись за привычную работу.. Чтобы не тратить лишние силы,  на сей раз костер решили делать не в яме, а на  березовом плоту. Ямную «планировку» тоже слегка изменили. Ступеньки  и «отель» разделили толстой снежной стеной, пробраться в «лежбище» можно было через вырубленный в ней лаз.

 

 

Строим дом-2

 

Таким образом,  яма представляла собой пещеру, только вместо снежного потолка был потолок из лыж-палок, пленки и лапника. …Между тем к вечеру незаметно потеплело и это обстоятельство нас радовало. Я помнила прогноз погоды, но наивно надеялась, что грядущий циклон не заденет нас даже своей периферией. ..Поужинали. Гречка с сиропом уже не казалась мне чем-то невероятным)). Чай с печенюгами окончательно привел меня в состояние полного блаженства и располагал к покою и сну. Саня уже дрых, когда мы с Лехой обнаружили капли над головой. Конденсат, количество которого стремительно росло, падал на нас незапланированным дождем. К счастью в моем рюкзаке присутствовала пленка, которой укрывают мебель во время ремонта, невесомая,  практически не занимающая места  и воистину безразмерная. Подвесной потолок «Карви», который мы с Лехой соорудили, был  просто великолепен))). Пленки хватило даже на стены.. Вход в жилище  закрыли рюкзаками и уснули в тепле и комфорте.

 

 

В доме-2

 

Эта ночь была бонусом перед грядущими испытаниями.. спали мы долго и на следующий день тронулись в путь только около 11 утра.

 

 

Утро на Найбе. Сушимся

 

……Итак, Помня о том, что "мы никуда не торопимся",  третьим утром позволили себе выспаться и, позавтракав,  вышли в  путь. Перед этим Леха намазал лыжи средством от налипания, я же, сделав почетный круг перед нашим жилищем,  определила, что это лишнее. Как выяснилось, я глубоко заблуждалась)). Снег начал "подлипать" практически сразу, и до места впадения в Найбу реки Пожарской ходьба радости мне совсем не доставляла. К превеликому счастью Пожарская  появилась через несколько поворотов и, пройдя по ней несколько десятков метров, мы встали передохнуть. "А у тебя еще осталось сало?" - спросил сыроед Леха. Я еще не успела изумиться вопросу, как он пояснил: "Хочу намазать лыжи сверху, чтобы с них соскальзывал снег".

 

 

Лешка с салом

 

Я выдала Лехе сало, сама взяла у него спрей от налипания, но скоро он закончился и остаток лыж пришлось тереть свечкой, которая традиционно  живет  у меня в кармане.  Усилия принесли желаемый результат, и мы довольно споро пошли вверх по Пожарской к месту впадения в нее реки Чижовка.

 

 

Отдых на реке Пожарской

 

Лыжи шли сносно, погружаясь в снег сантиметров на 10-15. Тоже самое было и с палками. Каждый раз,  переставляя палку, рука тащила еще и снежный сугроб, который вырастал на ее кольце. Чтобы уменьшить пустую трату энергии, старалась опираться только на одну руку, а другую палку несла,  почти не используя. Эти крепкие алюминиевые лыжные палки с кольцами, времен моей дикой молодости, были недавно подарены мне Володей (Колуном), и, наверное,  были очень рады своей второй жизни.. Но, честно говоря, я пожалела не раз, что пошла именно с ними – кольца тащили за собой  снег, а на крутых подъемах мешали палке закрепиться…..

 

Незаметно начал моросить дождь..  Передвижению это не мешало, наши спины были прикрыты рюкзаками и,  возможно поэтому,  понимание того, что ты мокнешь,  пришло не сразу.  Наличие вокруг огромного количества  снега и вовсе  делали дождь неуместным. Но он был и потихоньку набирал силу. На очередном перекусе натянула на рюкзак чехол, о наличии которого наконец-то вспомнила.  Проку от этого было немного..  Накрытый только сверху и с боков, со стороны спины он получал ту же порцию зимнего душа, что и куртка. Спальник, пуховик и все остальное не были упакованы у меня  в полиэтиленовые мешки. Я чертыхалась про себя, вспоминая случай на горе Острой, куда мы пару лет назад пошли по осени за брусникой. Тогда, попав в дождь, вымокло все содержимое рюкзака, включая запасную одежду.. Теперь ситуация неумолимо грозила повториться. Как же  мы любим наступать на грабли!!  …С нечастыми остановками добрались и свернули мы на реку Чижовка, по которой нам  надлежало подобраться поближе к горе Якутская..

 

 

Водопад на реке Чижовка

 

От нее до Спамберга уже рукой подать…Дождь тем временем шел без устали  и не собирался  давать нам передышки.  Со всех сторон то и дело слышалось «УХ!!» Это намокшие  на деревьях «сугробы» падали вниз,  едва не сваливаясь нам на головы.  Снег «садился» от дождя, но на лыжи  не налипал. Ботинки давно уже  были мокрые, рукавицы выжимались не единожды, но в движении было не холодно. Тем не менее, когда на очередной остановке Леха озвучил мысль о том, что в нынешней ситуации  лезть на Спамберг  мягко говоря не умно, мне показалось, что с этой его мыслью  я иду уже не один час. В соответствии с прогнозом, непогода  уходить не собиралась, и выход вырисовывался только один - бросить в топку свои амбиции и идти мимо Спамберга на ранчо, что расположено в семи километрах от Новоселова (Татарский пролив). От места нашей нынешней дислокации, учитывая многочисленные изгибы реки Новоселка, по которой предстояло идти на финише, выходило более 40 километров.  Выходить предполагалось с рассветом,  идти столько,  сколько потребуется,  пока не дойдем до места. Из-за мокрой одежды останавливаться в пути не представлялось возможным даже в планах. Принятие  окончательного  решения  отложили до утра, чтобы ориентироваться по фактической погоде, а пока, добравшись до верховьев  Чижовки, встали на ночлег.  Сначала Леха  не хотел копать яму, а ограничиться тентом от дождя.. Убедив его, что без укрытия от  ветра нам  вообще придется несладко, принялись за работу.  Саня пилил дрова. Закончив с ямой, пошла ему на помощь. Костром занялся Леха, которому в свете дождливых реалий я выдала таблетку сухого горючего - изображать из себя бой-скаутов и добывать огонь трением мы будем в другой раз))).   

 

Даже под прикрытием тента огонь упрямился. Найти сухую «мелочевку»  на растопку было нереально, но к счастью рядом оказалось несколько каменных берез. У них я и позаимствовала кору, которая пришлась как нельзя кстати. Предстояла  бессонная «мокрая» ночь, дров должно было хватить до утра,  и Саня стаскивал к яме все новые и новые поленья. Пилилось все, что являло собой интерес в качестве топлива – и постоянно стреляющая искрами лиственница, и «долгоиграющая» береза, и все остальное, что было поблизости. Вспомнилось Лехино «не пили березу, она тебе припомнит» на первых стоянках, или что-то вроде этого… Теперь было не до сантиментов.. Береза, как и положено, возглавила список еды для костра…Тем временем он разгорелся и задымил, выкуривая Леху из ямы. Взяв лопату, начала копать в снегу дымоход.

 

Несколько раз пришлось его удлинять и углублять, пока наконец-то в нашем убежище стало можно нормально дышать. Огонь набрал силу и обозначил новую проблему – он начал «лизать» тент, край которого немедленно подпекся и «свернулся». Мы рисковали остаться без крыши и поэтому  стали передвигать костер из-под полога на открытое пространство ямы. «Переезд» костра на каких-то полметра  чуть не стоил ему жизни, тем более что на новом месте его стало поливать дождем. Пригодились «хопы», которые стали играть роль мехов в нашем «мартене». С помощью поддува огонь пришел в себя, мы же, прислонив вокруг него к стенкам ямы дрова для просушки, наконец-то вспомнили про ужин и, наполнив снегом котелок,  на время  перевели дух.

 

Мы были мокрые.. больше всех, как мне казалось, намок Саня, пока пилил дрова, и становилось холодно от одного вида его набухшей от воды куртки. Кто-то во что-то переоделся.. Не видя особого смысла, достала «стояночные» китайские дутыши и, надев сухие (были в пакете) носки, переобулась, заодно сунув в обувь японские стельки-грелки. Достала из рюкзака и одела поверх походной куртки  пуховик «мармот», заранее зная, что прожгу его на костре. Было жалко, но мерзнуть совсем не хотелось.. У ребят  были «теплоиды» и они ими воспользовались.  Тем временем сварилась гречка .. Доставая миску из рюкзака случайно наткнулась в нем  на неопознанный предмет, который при ближайшем рассмотрении оказался упаковкой сливочного масла. По соседству с маслом, притаившись, путешествовали шоколадные конфеты. Находки нас развеселили, меня призывали еще порыться в рюкзаке, авось обнаружится горелка от кастрюли, но это было уже из области фантастики. Каша с маслом вместо сиропа казалась невероятно вкусной. А горячий чай, который «наколдовал» Леха, был нам просто необходим.

 

….Погода расслабляться не давала.. Дождевая вода скапливалась поверх тента и провисала водяными мешками над нашими головами. Пытались бороться с ними,  «перекатывая» воду  к краям полога, но получалось плохо,  Она  находила свой, не совпадающий с нашими планами, путь. Кроме того на тент сверху периодически сваливался  снег с пихты, под которой мы укрылись. Чтобы спасти крышу, по мере необходимости, вычерпывали воду с тента снаружи котелком или кружками. Что касается костра, то без поддува под дождем  он гореть практически отказывался, и все силы были брошены на то, чтобы его  поддерживать. Время от времени в огонь кидались зеленые ветки темнохвоя.. Сначала они дымили и сохли, но потом вспыхивали с яркостью бенгальского огня и давали недолгое, но мощное тепло и свет. В эти моменты мы распахивали  мокрые  куртки и от нас валил густой пар.

 

…Приближалась полночь и день Саниного рождения.. Несмотря на непогоду, никто не раскисал, настроение было стабильно боевое…. Сашка поведал, что друзья предложили ему на днюху сауну с девочками, но он выбрал поход на  Спамберг, предложенный Лехой. . Это нас развеселило еще больше , и с началом новых суток мы приступили к раздаче подарков.  Я достала и подарила простой компас, который всегда ношу в нарукавном кармане куртки, Лешка же подарил фонарик, снятый со своей головы.    А потом ..потом мы запустили в небо китайский красный бумажный  фонарь, который я выдала Лехе еще в Южном, и он тащил его в своем рюкзаке по случаю Сашкиного дня рождения. Долго поджигали его с помощью свечки, так же долго он наполнялся  теплым воздухом, но зато когда полетел в дождливое небо, Саня был в восторге!

 

….Пригревшись у костра в какой-то момент я провалилась в сон.  Вскоре меня разбудила  песня… Мощная и протяжная, она разносилась по распадкам, растворяясь за  дальними сопками. «Ой, то не вечер, то не вечер, мне малым мало спалось.. мне малым мало спалось, ой да во сне привиделось».  Саня и Леха стояли у костра, как в почетном карауле и пели сильно и красиво. Я встала рядом. «Черный ворон, что ты вьешься над моею головой»…  «Мы пойдем с конем по полю вдвоем»…..Пели мы долго, вкладывая в слова душу….  Дождь постепенно начал утихать и к утру природа дала нам небольшую передышку. Пока же перед рассветом решено было попытаться хоть сколько –нибудь поспать. Заметив, что Саня с Лехой задремали, взяла в руки «хопу».. Отмена дежурства у костра грозила его гибелью.  Спали ребята недолго.. Мокрые спальники мы не доставали,  фольгированная пленка видимого эффекта не давала, да к тому же шуршала, как фантик, весьма меня этим раздражая. В общем, лежать и спать было холодно. К тому же  Леха «подорвался» практически сразу при очередном падении снега на «крышу».. Перед рассветом снова поставили воду на завтрак…хотя мне есть не хотелось.. бессонная ночь, не превратившись пока в утро,  еще давила усталостью. Позавтракали и потихоньку стали собираться. .Наполнили  термоса  чаем и просто кипятком. День предстоял нелегкий.

 

 

Мокрое утро четвертых суток

 

…Начал брезжить рассвет.. В костре догорали последние дрова и, пользуясь отсутствием дождя, мы подсушивали  одежду. По итогам минувшей ночи я прожгла в двух местах куртку, Саня, уснув, не уберег свои новые штаны, одна штанина которых подгорела снизу, от моего лыжного ботинка в попытках его  сушки отлетел пластмассовый крепеж.  Оплавившуюся  крышку  от  миски пришлось кинуть в костер вслед за пришедшими в полную негодность меховыми рукавицами.. Впрочем, их судьба была предрешена еще до выхода в поход…

 

…В 8 утра, разобрав свой дом, навьючили рюкзаки и двинулись в путь. Вес моего рюкзака зашкаливал.. Если на выходе из дома он был около 17 с лишним кг, то теперь, намокнув под дождем,  стал просто неподъемным.  Нести этот вес на лыжах было непросто, но поднимать с земли еще труднее, и я мысленно  опасалась за поясницу, которая меня беспокоила незадолго до похода.  …Очень скоро мы выбрались на хребет. Справа красовалась гора Якутская, а впереди виднелись многочисленные распадки, заполненные молоком моросящего снова дождя.

 

 

Дождь. На плече Якутской

 

Обсуждение « восходить или нет на Спамберг»  закончилось, едва начавшись.. Весомый аргумент в виде Якутской на наших глазах исчез  в непогоде, последним доводом  «против» стал начавшийся снова дождь. И мы, вздохнув с сожалением, покатились вниз. Несмотря на дождь, утро придало силы, тем более, что при любом раскладе ночевать предполагалось  уже в тепле на ранчо.. Правда, перед нашим походом его хозяин укатил куда-то на материк, но оставшегося за него сторожа ДОЛЖНЫ БЫЛИ ПРЕДУПРЕДИТЬ о нашем визите.. Должны.. как я не люблю это слово.. Но до ранчо было еще очень далеко, а пока с помощью штурманского таланта Лехи мы через два перевала  перескочили с реки Русской на Чеховку, и далее с Чеховки на Моржовку,  которая и вывела нас на финишную прямую под названием Новоселка. Про прямую я, конечно, погорячилась.. Река вила петли похлеще любой змеи, но других вариантов у нас не было….. Чаще возглавлял наш отряд Леха,  иногда уступая мне место лидера. Скорость моя была несколько быстрее, но, неважно ориентируясь в перспективе, я практически повторяла все изгибы реки, редко сокращая путь. Иногда, подойдя к снежному намету, обнаруживала внизу промоину и, вернувшись назад на несколько метров, начинала искать ее обходной путь. Уже много позже, переживая по новой события этого дня, Леха рассказывал, в какое замешательство его приводил расходящийся в разные стороны след от моих лыж..  Сам он, идя впереди и сокращая путь, неизменно лез на все прилегающие береговые «полки»,  а потом  я так же неизменно с них падала, выкатываясь назад на реку.  Чтобы  идти дальше  надо было сначала отстегнуть и снять рюкзак, потом встать, а потом взвалить рюкзак  на себя. Попытки подняться СРАЗУ представляли собой жалкое и бесперспективное зрелище. Все это тоже отнимало время и силы и, в конце концов, я попросила Леху по возможности по полкам не лазить)).

 

…Дождь то переставал, то сменялся мокрым снегом. Иногда налетали порывы ветра, но в целом в движении было не холодно. Останавливались ненадолго, т.к. очень быстро «остывали» и мерзли. На одной из таких остановок, несмотря на дождь,  я достала и надела пуховик, и хоть пять минут посидела в относительном тепле. Леха  выдал из термоса очередную порцию чая «пуэр».  Он не только согревал, но и заметно бодрил и прибавлял силы. «Пуэр» надо экономить», - сказал Леха..  «Зачем?» - пожал плечами Саня, и, не дожидаясь ответа, мы побрели дальше. Было еще светло, но в набегавших снежных зарядах берегА выглядели однообразно и уже не притягивали взгляд. Бессонная ночь начинала отзываться усталостью.. Сколько мы прошли? Сколько нам еще  осталось? Эти вопросы я иногда задавала Лехе, на рюкзак которого переселился мой GPS.  «Через пару «кривунов» будет левый приток, а через пару километров Ястребок (река Ястребок - приток Новоселки-прим.)».

 

Сменяли друг друга «кривуны» и километры, а притока все не было.. Глядя на GPS, Леха искажал информацию, и мы с Саней это понимали. Как выяснилось потом, уже после похода, делал он это сознательно.. Ему казалось, что если он озвучит реальное положение вещей, силы нас покинут. Между тем, нестыковка информации и действительности вносило сумятицу в сознании.. Как бы там ни было, кроме реки у нас не было другой дороги, и мы  продолжали наш долгий путь без лишних вопросов..

 

….К привычному шуршанию лыж начал прибавляться новый звук. Мне не сразу стало понятно его происхождение, но вскоре стало ясно - это  трутся друг об друга застывающие льдом «гамаши». Циклон отступал, и оттепель вытеснял  холод. Скоро «захрустела» куртка,  «задубели» ботинки. . Всю нашу одежду и рюкзаки очень быстро сковал ледяной панцирь.

 

… Ястребка достигли еще  при свете дня ..  Впереди  было добрых полреки, но Ястребок  являлся  неким «пунктом», после которого окончание похода казалось уже не за горами. Может быть поэтому на очередной остановке Леха призвал решительно избавиться от всего ненужного в рюкзаках.  У него самого ненужными оказались  стояночные угги, какие-то перчатки, которые он выкидывал с некоторым сожалением и что-то еще, что уже cтерто в моей памяти.. Было ли что-то лишнее у Сани я не помню.. Сама же я наконец-то вылила воду из термоса..она была едва теплая.. По-настоящему лишними у меня были полтора баллона газа для кастрюли MSR, но с ними я расставаться отчего-то не хотела и несла, как крест,  как расплату за свою беспечность при подготовке к походу.

 

…Рюкзаки стали полегче, но идти быстрее мы от этого не стали. У Лехи стали мерзнуть ноги, Саня на остановках все реже снимал рюкзак, лишь стоял, согнувшись  и опершись на палки.  Я же, невзирая на пробирающий до костей холод,  на минутных остановках начала на рюкзак ложиться, а это и вовсе было дурным знаком - измотанный организм стремился погрузиться в сон.  Тем временем начало смеркаться,  и через некоторое время пришлось доставать фонарики.

 

«Разделим пуэр на четверых», - глаза Лехи ничего не выражали, и, казалось, смотрели сквозь нас.

 

Мы с Саней переглянулись.. «Нас трое»…Смех вывел всех  из состояния анабиоза, Леха полез за  термосом, мы протянули кружки. Этот чай был последним.. следующий  - через долгие часы  только на ранчо. Окончательно стемнело.. Небо никак не могло определиться с погодой, иногда сквозь облака проглядывали звезды, иногда стеной стоял снег. Порой  на нас набрасывался ветер, но меня он радовал, ибо нес с собой воздух приближающегося Татарского пролива. «Скоро должна появиться дорога, что приведет нас на ранчо»,- слово «СКОРО»  в Лехиных устах вызывало великие сомнения, но, тем не менее, у нас появился новый ориентир -  «быки» от разрушенного моста, в районе которых эта дорога начиналась. Саня восторгался красотой  окружающих берегов.. «Второе дыхание у него, что ли?»,- думала я, глядя на тени, которые отбрасывали руки впереди идущего  Лехи..  Два диковинных и отвратительных существа стремились сожрать друг друга прямо у него под ногами. Картинка была настолько отталкивающей, что я отвела  взгляд. К этому моменту у меня дико болело правое плечо, и я шла, изогнувшись, стараясь перенести вес рюкзака на левую сторону. Леха же, как оказалось позже, боролся с болью в руках, и движения кистей, перебрасывающих палки, давали такие замысловатые тени. «А если на ранчо никого не будет?»..этот вопрос звучал в моей голове все чаще….Леха тем временем рассказывал про дорогу, по которой мы скоро пойдем. Выяснилось, что если свернуть на нее сразу у «быков»,  придется преодолеть несколько подъемов-спусков по сопкам, если же продолжить путь по реке и свернуть на нее позже, то идти будет намного проще. «Вот только бы не проскочить это место»,- добавил он. Наконец впереди показались «быки». Леха ткнул палкой в направлении обрывистого, заросшего редкой ивой берега: «Вот и дорога». Он снова стал рассуждать об особенностях пути в указанном направлении, я же  представила, сколько раз мне придется упасть и подняться на моих бескантовых лыжиках, да с моим тяжеленным редикюлем. «Можно пройтись здесь, для разнообразия»,- Леху явно грызли сомнения по поводу второго варианта, но лезть сейчас по сопкам нам с Саней не хотелось.. «На фиг такое разнообразие!»- изрек Саня, а я, пытаясь сгладить момент, промолвила, что сейчас слишком темно, чтобы насладиться уникальными видами этого невероятно красивого пути.  Мы пошли по реке дальше, Леха вглядывался в берега все пристальнее.. Он был здесь раньше и это обстоятельство, наряду с его штурманским талантом,  отбрасывало всякие сомнения в том, что выйдем мы туда, куда надо. …Не знаю, чем отличался этот кусок обрывистого берега от остальных, но Леха вдруг полез вверх. Мы с Саней последовали за ним и через некоторое время услышали долгожданное «Я на дороге!». Кажется, шел третий час ночи.. «А вдруг на ранчо никого не будет?» - стучало у меня в голове..  По словам Лехи  до цели оставался сущий пустяк, «перейти три поля и два ручья», все это радовало.  В лесу движение по дороге мало отличалось от движения по реке, скорее всего оно было легче и приятней, а вот когда мы выкатились на первое поле,  у меня начались неприятности. Лыжи разъезжались на неровном, бугристом, как апельсиновая корка, льду. Дождь и мороз позаботились о том, что бы идти было не скучно)).  Собрать ноги в кучу стоило немалых усилий, вовсю пришлось работать палками, втыкая их в лед, чтобы хоть как-то закрепиться и не упасть. Край поля, в сторону которого мы шли, встречал нас частоколом леса, и Лехе приходилось бродить среди деревьев, определяя между ними нужный створ, по которому мы шли дальше. Начался небольшой подъем, а потом и спуск. Я слегка отстала, без конца падая на ледяном склоне. Спускаться даже «лесенкой» не представлялось возможным, и в конце концов я сняла лыжи…

 

…Саня и Леха смотрели куда-то вверх, вдоль склона, преградившего нам путь.. «Тише!!, Ты видишь??» Я ничего не видела, кроме ночного облачного неба.. «Да посмотри!!! Видишь свет!! И Дым!!! Это какой-то дом.. только раньше его не было.. значит построили.. Сейчас мы их разбудим!!!» Я слушала Леху и смотрела на кусок неба, выглядывающий из-за сопки.. Сквозь облака пыталась пробиться Луна.. «Это Луна… Но если это действительно дом, нам хватит одного квадратного метра на всех, лишь бы в тепле»,- сказала я и полезла за ними штурмовать высотку.

 

Увы, никакого дома там не было.. Луна смеялась над нами, выглядывая из-за облаков, которые гонял ветер. Эмоции, что посетили нас в тот момент не описать словами.. Много позже, в домашнем тепле мы дружно смеялись над этим эпизодом, удивляясь, какие невероятные картины может подкинуть усталое воспаленное сознание.  Мы шли дальше.. Поля и ручьи были пройдены, но ранчо так и не появлялось.. Саня начал садиться на рюкзак и отставать.. «Я посижу и догоню».  «Его нельзя оставлять, он уснет и замерзнет»,- сказал мне Леха.. «Ранчо совсем рядом»,- добавил он.. Я предложила ему идти вперед, найти ранчо и, главное, найти сторожа.. если он конечно там есть.. Перспектива идти от ранчо до Новоселова еще 7 км вгоняла меня в смертную тоску. Спать уже не хотелось, но холод не давал возможности остановиться и отдохнуть.. Своих замерзших ног  я давно  не чувствовала. «А давайте споем»,- вдруг сказал Леха.  И запел. «Ой, то не вечер, то не вечер…» Почему-то в тот момент мне казалось, что именно так поют перед расстрелом.. Его песня крепла и набирала силу . Вместе с ней  Леха растворился среди деревьев  и очень скоро по его следам мы  выкатились из леса к  ограде  над которой красовалась  плетенная  вывеска «Хрустальный ручей» . Была половина  четвертого ночи…Судя по GPS мы прошли от места последней ночевки 43 км.

 

 

Ранчо

 

….Ранчо было огорожено плетенным забором, недалеко от которого  стоял снегоход.  Издалека был виден свет Лехиного налобного фонарика,  и это не вселяло оптимизма - Леха стучался в дом, но на стук никто не отзывался. Мы сняли лыжи и рюкзаки и втроем стали смотреть в окно, за которым была видна кухня и  натопленная печь.. Первая дверь в дом была не заперта, и мы зашли в небольшой коридор.. Там было  очень тесно, но теплее,  чем на улице, висело много рабочей одежды и за неимением лучшего здесь можно было переночевать. .. Леха,  уходивший стучаться в гостевой дом, вернулся ни с чем. Все это время мы с Саней безрезультатно долбились  в закрытую дверь, ведущую из коридора на кухню. Леха снова ушел.. через некоторое время по рации он сообщил, что нашел открытый рабочий балок с печкой, который, правда, нужно сперва откопать. Я взяла лопату и нашла его  уже кидающим снег. В этот момент мы услышали Санин крик: «Я НАШЕЛ СТОРОЖА!!!!!»

 

……Мы сидели в тепле и пили чай... Есть не хотелось.. Как оказалось, никто никого  о нашем визите не предупреждал.. Павел, который хозяйствовал на ранчо в отсутствие хозяина, днем раньше выкапывал застрявший в снегу снегоход, устал, поэтому крепко спал на втором этаже и не сразу нас услышал….. Обвесив печь мокрой одеждой, мы наконец-то  легли спать, причем я отвергла кровать и, постелив  свой коврик на пол  рядом с теплой печкой,  под выданным Павлом одеялом провалилась в сон. 

 

Утром  кое-как впихнула ноги с распухшими отмороженными пальцами в свои безразмерные стояночные дутыши. Взобравшись на сопку, где есть связь, позвонила Вике (Комази), и на следующий день они с Серегой  нас забрали в Южный.. Последним эпизодом был поход от ранчо до Новоселова, но теперь мы шли на лыжах налегке, наши рюкзаки и Вику Павел подбросил до поселка на снегоходе.

 

 

В Новоселово

 

… Заживут отмороженные пальцы и стертые лямками рюкзаков плечи. Главное  – не дала трещину сила духа, и наша команда  преодолела сложившиеся обстоятельства. Что касается Спамберга, думаю что он не в обиде. С ним мы обязательно увидимся!!

 

© Ольга Моксунова, 2013

 

На главную