1          2          3          4          На главную

 

 

В отрогах Нилгири

Поселки Калопани и Лете слились воедино. Купили в лавке лапшу, печенье и тростниковый сахар. Спросили, где мост на другую сторону реки. Местные дети направили нас к мосту, как бог на душу положил. Пришлось продираться до него еще километра полтора по колючим зарослям. В паре километров от моста вдоль каменных кладок - деревня Чоя Деурали. Долго выходим из нее через бесконечные лоскутки полей. Дальше тропа заходит в ущелье реки Тангдунг-Кола. Цветут красные рододендроны, начинает ветвиться хорошо известный на Сахалине папоротник орляк, стремительно взлетают из кустов улары. Летают самые обычные на Сахалине и под Москвой бабочки: чертополоховки, желтушки, капустницы.

Дальше путь на протяжении 500 м идет над ущельем по выдолбленной в скалах полке-скале. Спускаемся на дно ущелья, переходим речку по ненадежному мостику из двух свай с охапками бамбука посередине. Дальше метров пятьдесят очень крутого подъёма зигзагами, причем два нижних из них вырублены в отвесных скалах ущелья реки Тангдунг Кола. В мае 1950 г. по этому же маршруту носильщики спускали с Аннапурны ее первого покорителя серьезно обморозившегося Мориса Эрцога. Путь этот, только в обратном направлении и даже конкретно эти последние метры вниз описаны в его книге “Аннапурна - первый восьмитысячник” на страницах, посвященных драматическому исходу экспедиции. Хирург Удо каждый день удалял у него одну или несколько фаланг пальцев. Руководителя экспедиции нес один-единственный носильщик. В то время как Эрцог висел над бездной, несущий его носильщик прижимался животом к скалам и осторожно продвигался боком шаг за шагом. Чтобы узнать, что это такое, взвалите кого-нибудь из своих друзей на вершине пика Чехова и попробуйте понести его по тропе вниз. Ну а высота северного базового лагеря в пять раз выше этой сахалинской вершины. Сейчас им уже редко пользуются для восхождений.

Выше тропа становится положе, но местами она основательно размыта. Появился и непальский бамбук, он похож на сахалинский, но выше и ветвится; кроме того, не образует таких непроходимых зарослей. Здесь он растет куртинами, и проходим в любом направлении. Вокруг цветущие рододендроновые деревья с отстающей, как у земляничного дерева, корой. Поднялись еще полчаса и вышли на сухой водораздел. Лагерь разбили под огромной пихтой. В ложбинках нашли немного старого снега. Весь вечер жжем костер, благо дрова здесь еще есть, топим снег и цедим сквозь бинты грязную воду. Когда уже лежали в палатке, с дерева кто-то спустился, шарахнул по тенту и тут же убрался восвояси. Оставалось только гадать, кто был этот ночной пришелец: куница, обезьяна или йети.

Утром тропа обходит скалы и выходит на крутой склон, покрытый камнями и травой. Поднимаемся на очередной водораздел. В 600 м от брошенной стоянки тропа уходит влево под скалы. Вдали над маревом облаков парит вершина Дхаулагири (илл. 9). Снизу на нас наползает туман. Прошли 200 м по занесенной снегом тропе. Под ним лед, внизу – пропасть метров двести не меньше. Без кошек и попеременной страховки друг друга идти здесь с рюкзаками опасно. В конце концов, благоразумие одержало верх и в 10:20 поворачиваем назад. До перевала, названного Эрцогом «27 апреля», оставалось не больше километра. Спуск вниз до моста занял полтора часа.

 

Илл. 9. Дхаулагири – один из 14 восьмитысячников Непала

 

Перед мостом на окраине Газы - последний действующий чек-пост. На висячем мосту - живая пробка из овец. Сбившиеся в кучу глупые животные готовы были повыскакивать за его пределы, и это продолжалось бы вечно, если бы пастухи не догадались протащить через мост вожака стада.

Пока ждем обеда в Колепани, носильщики принесли огромные рулоны пластиковых шлангов. Один из них - женщина. Теперь они смотрят, как едят корейцы за соседним столиком, сами они могут себе позволить только чай. По пути видели, как один носильщик несет два толстых деревянных бруса по 2.5 м длиной. По нашим оценкам они весят не менее 100 кг. Колепани последний населенный пункт королевства Мустанг.

На острове маоистов

Вечером приходим в Татопани. Деревня лежит ниже Катманду на высоте всего 1170 м над уровнем моря. Устраиваемся в одном из первых отелей “Old Kamala”, аж на третьем этаже. Все как обычно: очень слабое освещение (лампочка едва теплится), горячая вода комнатной температуры. День, мол, был не солнечный, поэтому не успела нагреться. Первым делом купили мандарины по пять рупий за штуку. Они прошлогодние и порой больше похожи на сухофрукты. Затем пошли на горячий источник. Тот приятно удивил: большая ванна (как сказали - человек на пятьдесят) с действительно горячей водой. Напоминает немного источник “Чайка” на Кунашире. В ней принимают водные процедуры люди разных национальностей. Европейцы и американцы купаются в шортах. Девушки в купальниках. И те и другие пиво из бутылок потягивают под бесконечными вспышками фотоаппаратов. Словно на фотосессии. На нас в плавках поначалу посмотрели, как на стриптизеров. Индус сидит на краю бассейна, только ноги помочил в горячей воде. Девушка непальская прямо в сари в источник окунулась. Непальские дети бултыхаются в воде и время от времени налетают на гринго. Полная демократия. Парень с девушкой из Италии играют в карты, сидя на бортике бассейна. С течением времени их движения становятся все медленнее и карты оказываются в воде. Но их это нисколько не смущает.

Поскольку попасть в Северный лагерь Аннапурны не получилось, решили подойти к ней с другой стороны - с юга. Идти туда надо через Горепани. Путь в Горепани это бесконечная лестница в небеса. Каждый шаг - 20-40 см подъёма. И так - тысяча семьсот метров вверх. Бедноватые деревни с соломенными и бамбуковыми крышами. Замечаем серп и молот на источнике с водой. Чуть дальше на ступеньках - надпись “Территория маоистов”. Вступаем в рододендроновый лес. На одном из столбов призыв-лозунг “Долгая жизнь марксизма - гражданская война...” Позже увидели листовку: на ней окровавленный контур Непала и рука с факелом, зажигающая звезду на китайском флаге. На кого-то это, может быть, и произведет впечатление, но только не на нас. Все это мы уже проходили. В Южно-Сахалинске тоже рисуют свастику на стенах... В 12.40 останавливаемся на обед на окраине Читре. Одинокие домики разбросаны вдоль тропы: от каждого из них обычно видно следующий. Хотя встречаются и участки леса с толстыми (до 40 см в диаметре) цветущими рододендронами (илл. 10).

 

Илл. 10. Цветущий рододендрон

 

Дальше пойдем вдвоем: Слава решил вернуться в Катманду: “Надоела беготня по тропам”. Чувствуется, что он разочарован маршрутом. Неожиданно резко похолодало, погода испортилась. Хлынул ливень с градом. После обеда - развилка на перевал Делаури и в Горепани. Дальше, как и обозначено на карте, лес из цветущих рододендронов с примесью каменного дуба. В Горепани остановились в гостинице “Tuchche Peak” за 50 рупий с человека. Внизу в столовой - печка, но номера холодные и продуваются насквозь. На полчаса вышло солнце, осветило цветущие рододендроны. И над всем этим великолепием показалась острая белоснежная махина Южной Аннапурны. Левее видна и Аннапурна I. Она дальше и кажется ниже и положе Южной. Янки и ирландцы припали к окнам, расчехлили фотоаппараты. Дружные они все-таки ребята эти ирландцы, не то, что мы.

 

1          2          3          4          На главную