ИЗ ЧЕХОВА В БЫКОВ

ПРЕДЫСТОРИЯ

Зима у нас на Сахалине – время для планирования новых весеннее-летне-осенних маршрутов и добывания новой информации. В один из таких зимних дней 2008 года моя знакомая, большая любительница путешествий Марина Шишмарёва сказала мне: «Я нашла интересную статью на сайте «Распадок» о том, как группа велосипедистов ездила по Долинскому району и за 2 дня добралась из Советского в Быков!» Нашёл я эту статью, скачал и с интересом прочитал. Места для нас с Мариной отчасти знакомые – ходили мы на некоторые расстояния и от Советского по реке Ай, и от Быкова выше по Найбе. Но при этом велосипедисты часть пути в середине своего маршрута преодолели по хорошей грунтовке – интересно, откуда и куда она ведёт (это они так тогда и не выяснили)? К сожалению, по техническим причинам та статья сейчас пока что недоступна для публичного просмотра.

Я же предпочитаю ходить пешком – отчасти потому, что сам последний раз держал в руках велосипед аж четверть века назад, а главным образом потому, что пешком можно зайти в такие дебри, куда не проедет на авто, ни мото, ни квадро, ни вело. И Марина регулярно составляет мне в этом отношении компанию.

А тут весной как раз появились в продаже новые атласы Сахалина в масштабе 1:100000, т.е. в 1 см 1 км, и таким образом, гораздо более подробные, чем имевшиеся 2-километровки. Взглянули мы на такой атлас – и точно! Прорисована грунтовая дорога с примечанием «Тракторная», ведущая от пос. Чехов на восток, пересекающая Найбу и выходящая к пос. Ручьи и далее к Покровке. Мы узнали, что эту дорогу проложили где-то в конце 80-х – начале 90-х годов для нужд тогда действовавшего Чеховского бумкомбината, и так как этот комбинат давно уже не действует, то вся дорога должна быть непроезжей для автотранспорта, что как раз хорошо. Но другое дело: может, эта дорога напрочь заросла? Даже на новых атласах сколь угодно много обозначенных якобы дорог, которые на деле оказываются жалкими направлениями, заросшими ольхой или крупнотравьем! Поднял тему на форуме «Распадка» - ответили, что эта дорога до сих пор проезжая для мотоквадротранспорта – ура!!! Тогда для пешеходов проходимая и подавно. «Марина, давай летом по ней пройдёмся!» - «Давай!» Если же всё время идти по дороге, то маршрут должен быть несложным, подобно тому, как мы с Володей Грышуком в июле 2006 г. прошли по старой дороге из Ныша в Погиби, и этот маршрут он впоследствии назвал «Бродяги Сахалина» («бродяг» он имел в виду, конечно же, в прямом смысле слова). Получается, что новый маршрут будет своего рода «Бродягами Сахалина – 2»?

Итак, «готовь летом сани, а зимой телегу». На атласе-то дорога изображена на разных листах маленькими кусочками, и, чтобы не таскать с собой оригинал и для большего удобства, я нужные страницы отсканировал, соединил их кусочки на компе так, чтобы получились 3 листа формата А4, и вывел их на цветном струйном принтере – выглядит не хуже оригинала. Далее, на форуме «Распадка» один из проехавших всю эту дорогу год назад квадроциклистов, назвавшийся «Jumper», сообщил, что он записал в GPS трек этой дороги, и впоследствии оказавший мне большую любезность, прислав этот трек мне на e-mail, о чём я ему глубоко благодарен – услуга просто неоценимая! Ведь во встроенной джипиэсовской карте этой дороги нет, а при наличии трека идёшь себе по ней, сверяешься с бумажной картой и определяешь своё местонахождение – одно удовольствие! Конечно, не получил бы я трек, сам бы его записал, но при этом пришлось бы тащить большое количество батареек для GPS – железо, как-никак...

Осталось за малым – дождаться, когда Марине дадут отпуск. Долго в связи с производственной необходимостью ей отпуск не давали, и, наконец, в середине августа она свободна! Ну, и метеопрогноз перед стартом надо бы узнать – ранее 4 дня подряд шли дожди, от которых у меня настроение сильно упало. Открываю прогноз на предстоящую неделю на http://www.sakhmeteo.ru – в понедельник 18 августа кое-где пройдут дожди, а в дальнейшем над югом Сахалина должен будет надолго встать антициклон, что, надеемся, гарантировало бы продолжительную сухую погоду. Итак, по факту 16 августа вечером: шедшие до этого дожди прекратились и вроде распогодилось – что ж, в путь!

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ, 17 АВГУСТА

Выехали в Холмск в 13 часов, чтобы там пересесть на дизель в Чехов, отправляющийся в 16. Выехали заблаговременно, чтобы в Холмске подкупить необходимые продукты и не тратить на это время в Чехове. Наша задача на тот день одна – к вечеру по максимуму оторваться от жилья, на сколько сможем. В автобусе по пути в Холмск слушаем по радио прогноз на следующий день: по югу Сахалина дожди! «Прогноз – не значит приговор», - говорит Марина. Действительно, у меня накоплена большая выборка по сбываемости прогнозов Сахгидромета: если они обещают дождь, то в 40% случаев дождя не будет, а вот если они пообещают без осадков, то уж в 99,5% случаев осадков действительно не будет! Перестраховываются, видать...

Едем в дизеле. Марина когда-то в юности была в Чехове на турбазе «Озеро Верхнее» (давно о ней не слышно, работает ли она сейчас?), я же севернее мыса Слепиковского до этого никогда не бывал. Как проехали низменность около этого мыса, так я стал с интересом разглядывать незнакомые места – железка пошла по дамбе над самым берегом пролива, а шоссейка устремилась куда-то круто вверх – по карте где-то там находится Чеховский перевал. Проехали село Красноярское, стоящее в устье реки Красноярки.

Я не случайно здесь привёл 2 последних географических названия – жителям Южного гораздо более известны другой Чеховский перевал, находящийся по старой дороге на Лесное, и другая река Красноярка, впадающая в Найбу около Быкова, на которой регулярно проводятся соревнования по сплаву через порог! Ох, торопились же у нас в 1946 г. переименовывать географические объекты – видимо, надо было быстрее избавиться от «самурайщины» любой ценой. И, самое интересное, у обеих Красноярок истоки находятся практически рядом, по разные стороны от Камышового хребта! В дальнейшем здесь, употребляя название «Красноярка», я, конечно же, буду иметь в виду ту Красноярку, которая течёт на западное побережье – в её бассейне мы по ходу пути и будем периодически находиться.

Едем дальше. Справа – прижим сопки, слева – узкая шоссейка над крутым обрывом без малейшего ограждения. Интересно, как же здесь грузовики разминаются? Получается, дорога настолько опасная, что автобусное сообщение на её участке Костромское – Чехов отсутствует, по железке явно безопаснее?

Итак, в 17 часов 18 минут дизель точно по расписанию прибыл в Чехов. Сразу же достаём карту, и по ней выходим на юг – из цивилизованной части посёлка на дорогу, тянущуюся около 5 км в распадке по правому берегу реки Чеховки. Вдоль дороги регулярно попадаются домишки, включённые в черту посёлка. Нас догоняет легковушка, в ней – компания из 4 молодых людей: «Мы сами здесь в первый раз, не подскажете, где здесь находится водопад в бассейне Красноярки?» - «Мы тоже здесь в первый раз, но, если судить по карте, вам надо на первой же развилке повернуть направо и проехать ещё примерно 5-6 км». Они поехали вперёд. Но... повернув по нужной развилке направо, мы вскоре вышли на берег Чеховки, уровень воды которой после прошедших затяжных дождей заведомо не позволял переехать её легковому автотранспорту. Похоже, та компания проехала мимо развилки прямо по накатанной дороге и явно приедет не туда, куда хотели.

Мы же Чеховку спокойно перешли – я в болотниках, Марина, сняв штаны, босиком (у неё резиновые сапоги были короткими, ниже колен – одно утешает, что бродов через большие реки предвидится вроде мало).

 

 

Брод через Чеховку. Фото автора

 

Поскольку после перехода реки был уже восьмой час вечера, настала пора задуматься о ночлеге. Было бы правильнее, с учётом метеопрогноза на следующий день, найти место где-нибудь в хвойнике и там натянуть имеющийся у нас тент из лёгкой фольги, но... хвойника вблизи не оказалось. Нашли полянку на возвышенности, поросшую негустой луговой травой, которую легко примяли. Вблизи был ручей, для костра наломали сухого тальника, имевшегося недалеко в изобилии (я с собой в многодневные походы ни топора, ни пилы принципиально не беру – зачем лишний вес, рюкзак и так не лёгок).

Закат был оранжевым. Стемнело, появились звёзды, взошла полная луна. «Непохоже, что будет дождь», - говорит Марина. - «Посмотрим».

На удивление обнаружилось, что в том месте сотовая связь работала – во всяком случае, сигнал от ретранслятора МТС, стоящего на сопке над Чеховым, был довольно сильным. Это хорошо!

ДЕНЬ ВТОРОЙ, 18 АВГУСТА

Увы... Почти по Высоцкому: «Всяк Гидромет подколоть норовит, но их бы послушаться надо!» С утра зарядил непрекращающийся дождь. О выходе и думать нечего – лежим в палатках, ждём у моря погоды и усердно молимся камуям (кто не знает – айнским божествам), чтобы они эту гадость поскорее от нас увели. В своей палатке я вскипятил чай на газовом примусе, обложив его мокрыми тряпками. При этом воздух внутри палатки ощутимо нагрелся, да и от горячего чая немного взбодрились. Но дальше-то что? Глядь – около 14 часов на небе появились просветы! Звоним в Южный узнать прогноз на следующие сутки – ночью ещё может быть дождь, но днём без осадков. При этом в третьем часу дня в Южном дождь продолжал поливать, а у нас прекратился вообще. Ура – камуи вняли нашим мольбам! Собираемся – и в путь!

Прошли часа 4. По дороге поднялись на хребет и набрали высоту до 290 метров. Одна проблема: дорога-то идёт преимущественно по гребню, с водой очень плохо.

 

 

Преобладающий характер дороги. Фото автора

 

Наконец, нашли небольшой родничок, пересекающий дорогу и даже указанный на карте, набрали имевшиеся у нас две «полторашки» воды. Стали на ночёвку на седловине под горой Бар. Недалеко нашли слабый ручеёк, текущий вдоль дороги – это хорошо, воду можно особо не экономить, но НЗ на завтрашнее утро на всякий случай оставить надо (действительно, на следующее утро ручей иссяк, прекратилась его подпитка водой от прошедшего дождя). Вечером подзамёрзли – порывы холодного ветра регулярно обдували нас с разных сторон.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ, 19 АВГУСТА

С утра определяюсь по GPS: до оставшегося позади брода через Чеховку по прямой 6 км, а вот до предстоящего брода через Найбу по прямой аж 25 км. Что ж, надо идти, пока погода позволяет: чем больше и дальше за день, тем лучше.

Надо сказать, что в таких походах первые 2 дня обычно уходят на раскачку, вхождение в ритм пути и привыкание к ходьбе с не очень лёгким рюкзаком. А вот третий день, как правило, является ударным. Так было и на сей раз.

 

 

Утром уже после первого поворота открылся красивый вид на ущелье. Фото М. Шишмарёвой

 

Достигли высоты 410 м, откуда открылся изумительный вид на Татарский пролив, Камышовый хребет и гордо возвышающуюся над ним гору Бернизет. Проверили сотовую связь: сигнал мощный. Связались со знакомыми в Южном, предупредили, что у нас всё нормально.

 

 

Вид с высоты 410 м. Фото автора

 

Далее дорога всё так и шла по хребтам. Правда, на 1-километровых картах почему-то указаны далеко не все высоты гор, но, во всяком случае, за этот день нам предстояло пройти мимо горы Крылова высотой 456 м, судя по всему, являвшейся высшей точкой перехода за этот день. Пока повсеместно по дороге мы видели следы гусениц трактора, но на подходе к этой горе увидели развилку, от которой круто вниз от нашей дороги шла новая дорога, явно недавно пробитая. Посмотрели по карте: внизу, в бассейне Красноярки, должна быть лесовозная дорога, ведущая откуда-то из района Красноярского. Судя по всему, эту дорогу с нашей решили соединить. После развилки следы гусениц попадаться перестали, затем пошла осыпь, явно не проезжая для 4-колёсного транспорта (разве что мотоцикл или велосипед проедет). После осыпи мы обнаружили площадку, на которой были видны следы разворота уже 4-колёсной техники, квадроциклов, а то и джипов: скорее всего, с востока заехали, добрались до осыпи и развернулись, поняв, что дальше на запад проезда нет. Ну и пускай, у нас самое лучшее транспортное средство самой высокой проходимости – ноги!

Последовал затяжной подъём до бугра около вершины. Затем начался стремительный спуск, после которого пошли скучнейшие виды: дорога шла по широкой просеке серди хвойника, везде имелись следы недавней деятельности лесорубов. Рельеф: качели – то вверх, то вниз. И вокруг ни капли воды! GPS показывал, что слева ручей – приток Чеховки, а справа ручей – приток Красноярки. Ну и что с того, что до ближайшего ручья порядка 300 м? Попробуй-ка эти 300 м пройди по завалам, бурелому и крутому оврагу! А воды-то у нас осталось совсем мало. Наконец нашли недалеко от дороги ложбинку с крутыми склонами, в которой тёк весёлый ручеёк, набрали воды – правда, я при этом чуть не потерял GPS, вовремя опомнились, нашли, увидели его блеск издалека.

К вечеру перешли глобальный водораздел между бассейнами западного и восточного побережий, высотой 350 м. Водораздел довольно пологий, проходит между Камышовым и Скалистым хребтами. С востока дул холодный ветер – кое-как нашли относительно закрытую от него лесом полянку, что недалеко от дороги, там и заночевали. Правда, дров там было немного: примерно в 22:30 они все сгорели.

 

 

Переходим глобальный водораздел. Фото М. Шишмарёвой

 

 

Вид на гору Новый Путь (справа) и пик Матросова с глобального водораздела. Фото М. Шишмарёвой

 

К концу этого перехода до брода через Найбу оставалось по прямой каких-то 10 км. Сколько прошли по факту: километров 20 явно будет, а то и 25?

ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ, 20 АВГУСТА

С утра я прикинул, что дойти до Найбы будет реально за 6 часов. Так оно и получилось.

Вскоре после старта прошли 2 брода: вначале через реку Литовскую (от неё уходила на юг другая дорога – на карте она обозначена как тупиковая), а вскоре через реку Десну, чуть ниже впадения в неё Литовской. В реках плавала горбуша и сима, поэтому вода из них для питья в сыром виде была явно непригодна, и набирать её не стали.

Затем начался затяжной двухчасовой подъём: набрали высоту от 205 аж до 460 метров! Хорошо, что по пути родничок попался. Далее после получаса ходу по гребню обогнули гору Тверь, и начался следующий стремительный спуск – уже к Найбе. Выйдя на её правый берег, обнаружили остатки быков от моста – японского, наверно. Ниже нашли перекат и по нему без проблем переправились прежним порядком. На левом берегу вышли на большую поляну: мы находились в легендарном урочище Урутайка.

Встал вопрос: куда идти дальше – продолжать движение по дороге через хребет Шренка до Покровки, или же идти вниз по Найбе до Быкова? Вроде по первому варианту, согласно карте, можно пройти путь за 2 дня. Но, как говорится, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги» - хребет Шренка показался довольно крутым и высоким, подъём на него должен быть затяжным, и нет бы быть классическому перевалу: вначале только вверх, а потом только вниз – на карте обозначено, что дорога проходит через множество бугров, и на всё предстояла бы трата сил. Да и ночи холодными стали – ведь дело шло к осени.

В конце концов, главную часть маршрута: от Чехова до Найбы мы прошли, а хребет Шренка... решили, что как-нибудь в другой раз. Осталось найти тропу от Урутайки вниз по Найбе до выхода на дорогу в районе впадения Сейма – этот выход и начало тропы со стороны Сейма мы нашли ранее, и всё было вбито в GPS. «А есть ли здесь вообще тропа? Да должна быть, на всех картах изображена, в том числе новейших; по ней люди ходят и эти места регулярно посещают, многие знакомые рассказывали – а те велосипедисты с «Распадка» тропу особо не искали, им было сподручнее тащить свои велосипеды по реке, нежели по узкой тропе», - думали мы.

Вначале искали эту тропу по джипиэсовской карте, там, где она якобы должна пересекать дорогу на левом берегу – ни фига! Потом стали искать её по бумажной карте там, где она якобы должна проходить по восточному краю поляны – опять ни фига! Но по всем картам она якобы пересекает впадающий в Найбу ручей Змейку недалеко от берега – 2,5 часа лазили в том районе по траве и болотам, да ещё с рюкзаками, вышли на какой-то проросший хвойником маленький бугорок, перевалили его и в плаунах нашли... коротенький фрагмент тропы! Пошли по нему в одну сторону – стена травы, тропа отсутствует, пошли в другую сторону – то же самое. И нам всё стало ясно: тропа окончательно заросла! Опять пресловутые Кризис Пешеходной Культуры и победа Великой Автомобильной Революции 90-х годов: зачем на Урутайку ходить пешком, если до неё можно проехать на джипе от Покровки через хребет Шренка (нам было явно видно, что тот отрезок дороги хорошо укатан)? Интересно, как же попал в те места учёный секретарь Сахалинского областного краеведческого музея Михаил Михайлович Прокофьев, пробывший на Урутайке 3 дня в октябре 2007 г. и отснявший там целый фоторепортаж (газета «Южно-Сахалинск сегодня», 03.04.08) – вряд ли пешком, хотя как знать, в октябре травостой не мешает и идти бездорожьем гораздо легче, чем летом? (Впоследствии мы узнали, что он всё-таки туда приехал!) Но сейчас был не октябрь, а август, идти надо было. Решили: подобно велосипедистам с «Распадка», пойдём руслом: я в болотниках, Марина в болоньевых штанах и шлёпанцах («Не боишься простудиться?» - «Нет!»).

Заночевали на большой поляне. Было не жарко, пришлось достать НЗ: коньяк. Эта поляна была единственным местом на всём маршруте, где наблюдались комары, да и то к заходу солнца они исчезли: резко похолодало.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ, 21 АВГУСТА

Утром поставили программу-максимум: за день дойти до Сейма. Программа-минимум: по факту. Обнадёживало то, что коль велосипедисты прошли, то никаких каньонов по пути быть не должно, и под каким-то берегом уж везде да пройдём, а, может, и тропа ниже обнаружится? Единственное: велосипедисты проходили явно в межень, сейчас же водность была средней, но уже 3 дня не было дождей, и наметилась тенденция к спаду уровня воды, о чём свидетельствовали недавно обнажившиеся косы с влажным илом.

И мы пошли. К началу перехода Сейм находился от нас в 8 км по прямой. Средняя скорость приближения к нему почти всё время составляла порядка 0,8 км/час – сказывались излучины реки, но надежда выполнить программу-максимум оставалась.

Как правило, один берег был обрывистым, а другой – плоским, в таком случае шли вдоль плоского берега, где по обнажившейся полосе суши, где рекой по мелководью. Правда, несколько раз при этом попадались ямы на реке, которые пришлось обходить по траве и полкам, что отняло уйму сил и времени. Как только характер берегов начинал меняться на противоположный, всюду можно было найти перекат, проходимый в болотниках, и по нему заблаговременно перебраться на другой берег. Изредка на левом берегу вблизи реки находили фрагменты старой тропы.

Ветра практически не было: от него нас прикрывал хребет Шренка. Правда, иногда доносились слабые порывы снизу. Надо сказать, что при попутном ветре шансы столкнуться с медведем совсем малы, а вот при встречном ветре они резко возрастают. Но обошлось: видели только следы. Да и горбуши в реке было совсем мало: несколько рыбин на километр, видать, в низовьях основную массу перехватили.

Когда до Сейма по прямой оставалось 1,85 км, оба берега стали крутыми. Но решили идти вдоль левого берега, он показался не таким прижимистым, да и все дороги и тропы расположены именно на этом берегу. В конце концов пришлось проходить через яму, и я правым болотником черпанул воды. Вылив воду из сапога и выжав носки, я сказал: «Подумаешь! Не может быть, чтобы в таких переходах я не черпанул. До Сейма всего-то 1,15 км по прямой!»

Вдоль левого берега вышли на косу. Места я стал узнавать. Глядь – а наверху остатки японской дороги, по которой шла тропа! С трудом залезли на неё по крутому склону, и увидели следующую картину: вверху скала, направо, т.е. вниз по течению Найбы, направление дороги просматривалось, а вот налево дорога уже изрядно осыпалась и заросла – интересно, докуда это направление продолжается? Но, во всяком случае, явно не до Урутайки.

Когда мы вышли на тропу, было около 18 часов, и тут... у нас открылось второе дыхание! С бешеной скоростью проскочили Сейм, оставив в стороне крест на месте гибели отряда Даирского, и понеслись по лесовозной дороге в сторону Быкова. Чтобы успеть на вечерний дизель, нам не хватило какого-то часа, но это уже было особо не важно. Вспомнили, что слева будет поляна, на которой недавно был стан лесорубов, и Марина предложила туда зайти и посмотреть, не осталось ли целых балков. Приходим – стоят 3 балка, 2 из них деревянные и явно непригодные для жилья, а третий, металлический на колёсах, стоял с закрытой рычагом дверью. Повернули рычаг на 180 градусов вниз, дверь открылась, заходим, и... бесплатный отель к нашим услугам! Правда, печки нет, но это мелочи, внутри достаточно тепло, прогрелось помещение за день. Окна при отсутствии стёкол забиты тряпками – сойдёт! Слева нары на одного, прямо дверь, за ней ещё маленькое помещение с нарами также на одного – в общем, расположились с комфортом.

Вечером остатки коньяка плеснули в костёр – камуев задобрить, чтобы они нам посодействовали в хорошей дороге и хорошей погоде на финишной прямой. Впрочем, аналогичное действие проделали днём раньше на Урутайке – наверное, поэтому мы сегодня программу-максимум выполнили и перевыполнили.

 

 

Бывший стан лесорубов, слева «бесплатный отель». Фото автора

 

ДЕНЬ ШЕСТОЙ И ПОСЛЕДНИЙ, 22 АВГУСТА

Когда проснулись, было тепло и пригревало солнышко. Как подсушили вещи, около 11 часов вышли, и добрались до Быкова по хорошо знакомым местам за 3 часа. Нам приходилось бывать в этих местах и ранее, но ездили туда и ходили там в течение дня, а вечером возвращались домой – тогда это же расстояние проходили налегке за 2 часа, сейчас, конечно, груз сказывался.

Должен заметить, что я стараюсь соблюдать правило: «Если какой-либо маршрут можно полностью пройти за световой день, то я прохожу его за световой день»: в самом деле, вес за плечами минимальный, можно идти быстро, а на следующий день при наличии метеоусловий и свободного времени можно ещё куда-нибудь сходить – возможная усталость полностью снимается за ночь, если, конечно, выспался. Как-то несколько лет назад в июне я за день перевалил от притока Красносельской (за Ново-Александровкой) на Очепуху и по ней поздно вечером через парк вышел в город, обойдя пики Чехова и Пушкина – так Володя Грышук, узнав от меня о таком походе, вытаращил глаза: «Как! Я этим же путём шёл неделю (правда, это было в подростковом возрасте, тогда никаких топографических карт и в помине не было), а ты за день? Ну ты и стайер!» - «А зачем идти неделю гружёным, когда этот путь можно пройти за день налегке?» А Анатолий Андреевич Шушунов недоумевал, почему я тогда не взял с собой топор. – «Какой топор?! К чему лишний вес?! В таком случае я бы этот маршрут за день не прошёл.» - «А что, не мог заночевать?» - «Да я был ещё не в отпуске, мне на следующий день надо было на работу.» - «А что, подождать не мог до отпуска?» - «А зачем?» Да и ночевать одному в лесу как-то совсем неохота, был случай – один раз, и то в избушке; вечером как стемнело, а спать было ещё неохота, капитально заела СКУКА! Некоторые в таких случаях берут с собой что-то почитать, для меня же мощностей имеющихся фонариков для чтения просто не хватает.

Из этого правила я знаю, пожалуй, единственное исключение – от Вахрушева до водопада на реке Нитуй и обратно летом можно в принципе пройти за день, на обратном пути предстоит тяжёлый крутой подъём, а в середине дня силы всё же не те, что утром. После ночёвки тот подъём преодолевается явно легче.

Но продолжаю, вернее, заканчиваю, повествование о походе. Когда мы зашли в Быков, у нас оставалось ещё немного несъеденных продуктов, в частности, хлеб. В посёлке нам попалось несколько коз, и Марина, добрая душа, скормила их этим хлебом, который они съели с большим аппетитом.

 

 

Марина кормит коз хлебом. Фото автора

 

Едем в автобусе из Быкова в Долинск. На подъезде к Покровке появилась сотовая связь, и сразу посыпались входящие звонки: как вы там, всё ли благополучно? «Всё в порядке», - бодрыми голосами отвечали мы. Главное, погода нам в целом благоприятствовала, и прогноз на ту неделю сбылся.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Я уже вышел на работу, а Андрей Клитин ещё 2 недели в сентябре отпуск догуливал. Наслушался он моих рассказов, почитал материал на «Распадке» о велопоходе – взял да и повторил маршрут тех велосипедистов от Советского через хребет Шренка до Быкова – только не за 2 дня, как они, а за 3, так как пешком шёл. И обнаружил он, что тропа от Урутайки до Сейма кое-где в хвойном лесу ещё просматривается, а кое-где действительно заросла напрочь! Что ж Кризис Пешеходной Культуры в действии…

 

Валерий Хмара

Август 2008 – январь 2009

 

Автор выражает благодарность Марине Шишмарёвой, Ларисе Широковой и Владимиру Грышуку за ценные замечания по изложению материала.

 

На главную