ОТ ЧАМГУ ЧЕРЕЗ ЗАКАЗНИК «ВОСТОЧНЫЙ» ДО ЛАНГЕРИ

 

ПРЕДЫСТОРИЯ

 

В уже далёком от нас 2003 году с телефонной связью пока ещё наблюдались проблемы. Как раз накануне сотовая связь ощутимо подешевела, и мобильник перестал быть символом «нового русского». Как только это и произошло, я первым делом себе мобильник и приобрёл. Ещё с чисто городским номером, федеральные особо распространены тогда не были. Ну и процветали телефоны-автоматы. Если кому-то надо было связаться с абонентом, имевший домашний или сотовый телефон, выходили на улицу и звонили из автомата. А если у того, кто хочет связаться, и у того, с кем связаться, вообще никаких телефонов не было? Ой, дикость какая-то... Но ведь всё это было!

Володя Грышук, за полгода до того вернувшись из Гималаев, явных планов новых крупных путешествий не имел. Ограничивался он вылазками по Сахалину. Не имел он тогда и никаких телефонов – но иногда позванивал из автомата мне на мобильник.

Был конец июня. До отпуска мне оставалось каких-то 2 дня. Да и я сам явных планов на тот отпуск не имел. На материк решил не ехать – но Сахалин ведь остров большой, исследуй его, не хочу!

А тут выдалось погожее воскресенье 22-го. Решил сходить в район перевала между Буреей и Очепухой, пособирать растущий там дикий лук.

Высадился с автобуса в районе «Дома инвалидов», иду по дороге в сторону карьеров. Смотрю, легковушка тормозит... о! Какие люди! За рулём Коля Панов, в салоне сам Володя Грышук с соседской собакой!

- Садись, подвезём!

- Не за луком, случайно? – спрашиваю у Володи.

- За ним самым.

- Отлично, вместе и пойдём!

Коля высадил нас возле поворота на первый карьер, откуда надо было подниматься. Договорились, что на обратном пути с того места, где сотовая связь появится, позвоним Коле (какой-то телефон у него был), чтобы он подъехал и забрал нас.

Вышли с Володей, потихоньку идём. Путь не близкий. И тут он у меня спрашивает:

- Когда в отпуск?

- Через 3 дня.

- Отлично! Вот через 3 дня на север и поедем. Предстоит пройти маршрут берегом моря от устья Чамгу через заказник «Восточный», расположенный в бассейнах рек Пурш-Пурш и Венгери, до устья Лангери, где находится посёлок Пограничное. Руководитель «Экологической вахты Сахалина» Дима Лисицын, который тот заказник поддерживает, выделил деньги на ЖД билеты в оба конца и на продукты аж на двоих! Ещё даст спутниковый телефон с лимитом минут.

Я-то лёгок на подъём, тем более на тот период явно ничего не запланировал.

- Ну поехали! А если бы мы здесь не встретились, что бы ты делал?

- Твоя кандидатура уже обсуждалась. Дозвонился бы до тебя как-нибудь из автомата.

Что ж, решение принято! Дошли до перевала, рассредоточились по луковым полянкам. Договорились потом в определённом диапазоне времени встретиться внизу на Бурее у большого камня, откуда ведёт хорошая тропа вниз.

Встретились, оба набрали лука прилично. Володя потом сдал его в одну столовую, я же засолил.

До отъезда зашли к многоопытному знатоку тех мест Анатолию Андреевичу Шушунову, ныне покойному. Он нарисовал точный план одной избушки (по его планам всегда всё выходило абсолютно верно), ну и посоветовал в одном из близлежащих от его дома магазинов приобрести пластины от комаров «Раптор». Тогда это была новинка. Если есть электричество, можно их вставлять в фумигатор. Но в полевых условиях достаточно нагреть такую пластину на спичке или зажигалке – комаров травит, будь здоров!

25-го съездили на базу, на выделенные деньги накупили продуктов питания, собрались – и в путь!

Захватили также распечатку отчёта Жени Семёнова, который ранее прошёл тот маршрут в обратном направлении. Ещё у нас имелись 2-километровые карты, других не было. GPS-навигаторы в то время были ещё диковинкой.

 

26-27 ИЮНЯ, ПУТЬ НА ЧАМГУ - НАМПИ

 

26-го утром высадились с поезда на станции Палево. Автостопом добрались до развилки, от которой на север идёт дорога на Белоречье, на восток – дорога через Чамгинский перевал до устья Чамгу. Вблизи мост через Тымь. За мостом в сторону восточной дороги – символические ворота без замка и будка. Зная, что транспорт на Чамгу в то время ходил крайне редко, приготовились к долгому выжиданию попутки. В тот день так её и не дождались. Заночевали в будке, прикрыв ворота.

На следующий день утром – о чудо! На восток едет «Нива», в салоне один водитель. Подобрал. Сам из Тымовского, ехал как раз в устье Чамгу на рыбалку.

Через несколько часов благополучно добрались до места назначения. Пообедали с водителем, для аппетита приняв немного Володиного самогона. Посчитали: спиртного должно было нам хватить на весь поход и даже более, излишки водителю и отдали в знак благодарности.

В устье Чамгу

 

Распрощались с водителем и выдвинулись на юг. Через несколько часов хода по песчаному пляжу добрались до устья Нампи. На правом берегу в стороне от моря располагался рыбацкий стан. Зашли туда – и увидели висевшую на стене такую вот шкуру медведя!

 

На стане наблюдалось обилие комаров. Поэтому решили заночевать на речной косе, где освежал морской ветерок. Нампи – река вблизи устья достаточно глубокая, вброд не перейдёшь. Договорились с рыбаками, что на следующее утро они переправят нас на левый берег на лодке.

Поставили палатку, сварили ужин. Приняли стандартную дозу – по 125 г на человека (при такой дозировке нам этого дела хватило на весь поход). А накануне я ещё умудрился натереть ногу – по глупости одевал носки только сразу шерстяные. Пластырь, разумеется, был, натёртость им залепил – ну и Володя посоветовал надевать вначале ХБ носки, потом поверх них уже шерстяные.

К тому же я накануне слегка простыл – подкашливал.

Ну и Володя стал меня провоцировать возвращаться, пока не поздно. Мол, пройдёт дальше и сам – ему не привыкать. С учётом принятых мер по укреплению моего здоровья я возвращаться категорически отказался. «Идём дальше, и никаких гвоздей!»

 

28 ИЮНЯ, ЧЕРЕЗ ДЕЛИЛЬ

 

С рассветом собрались.

Рыбаки нас благополучно перевезли. Идём пока по пляжу, справа начинает повышаться плато. Характер погоды был таким: ветер северный, попутный, и регулярно наблюдался туман. Смотрим: на море уёк нерестится – подножный корм! Ну и зайдя в болотниках неглубоко в воду, набрали его в полосе прибоя.

 

Сковорода у нас была, в обед поджарили на углях.

Приближаемся к мысу Делиль-де-ла-Кройера (названному Лаперузом в честь французского астронома), в обиходе просто Делиль. Мыс кажется неприступным – но по описанию Жени Семёнова надо будет заблаговременно подняться на плато. Но как подняться? Женя же альпинист, ему такое – раз плюнуть!

Смотрим – наверх идёт медвежья тропка. Крутовато, но залезть можно. Вначале юркий Володя залез сам, а потом, привязав мой рюкзак на верёвку (взять её порекомендовал А.А. Шушунов), благополучно затащил его наверх. Кое-как залез и я сам.

- Привыкай, это наш первый непропуск, - говорит Володя. – У нас их будет ещё немало. Возможно, кое-какие по отливу проскочим.

На плато обнаружили тропку – скорее звериную. Пошли по ней, регулярно обходя поваленные деревья.

Вот мы и над Делилем! Оказались на плоском заболоченном плато. Смотрим – черемша, да ещё какая, крупная, сочная! Ура – ещё один подножный корм! Нарвали столько, что вполне хватило до конца похода.

Пересекаем боковой распадок с довольно крутыми склонами. Скатились по нему, идём берегом ручейка к устью. По неосторожности я умудрился ступить на скользкую деревяшку и стукнулся об неё коленом. Поболело оно с полчаса, да боль прекратилась. «Бойся не скользких камней, а скользкого дерева», - сказал Володя.

Обессиленные, рухнули у устья ручья. Время было ещё не позднее. Поэтому Володя предложил отдохнуть и потихоньку перейти по пляжу на следующий ручей – по карте было не больше 1 км. «Всё ж ближе к цели будет».

Перешли, там развели костёр. Ветер продолжался с севера. Смотрим – к югу гуляет медведь. Но у них, как известно, аллергия на дым, вот сам потихоньку и ушёл.

 

29-30 ИЮНЯ, ЧЕРЕЗ ПУРШ-ПУРШ НА ВЕНГЕРИ

 

Со следующего утра ветер переменился на южный, погода на полностью ясную. С одной стороны, это хорошо. С другой – ветер стал встречным и не тёплым. Оделись по максимуму – и вперёд!

В этот день прошли ещё через 2 непропуска верхом. В общем, аналогично делилевскому. Особых сложностей нету, просто физически было тяжеловато.

Подходим к очередному мысу. Смотрим – непропуск и лёгкий подъём на невысокое плато, там автоматический маяк. Володя предложил заночевать здесь. Выбрали ровную площадку над берегом. Напротив был кекур «Пароход», в отлив полностью оправдавший своё название.

30-го я проснулся в 4 ночи от холода. Уже рассветало – короткие на севере ночи в конце июня! Первым делом развёл костёр, вскипятил чай, прогрелся. Часов в 7 проснулся и Володя. Он говорит:

- Да у тебя спальник никудышный, тонкий синтепоновый. Тебе по приезду срочно надо будет купить пуховый!

(Что я впоследствии и сделал. Похоже, тот урок пошёл мне впрок. Через 8 лет в европейском путешествии я был с огромным 110-литровым рюкзаком, напихав в него множество тёплой одежды – при ночёвках в Альпах на высоте 1000 м и более не мёрз я один!)

Без труда поднялись на плато, обходим маяк. Смотрим, внизу множество человечьих следов, валяется потрошёная рыба. На вертолёте, что ли, прилетали? Действительно, ранее при обходе непропусков мы явно слышали шум вертолёта. Володя по спутниковому связался с Димой Лисицыным и доложил обстановку – уже начиналась территория заказника «Восточный».

Часа через полтора ходу плавно спускаемся к устью реки Пурш-Пурш (в обиходе просто Пурш). Насколько я знаю, «пур» по-нивхски – сор, мусор, нанос леса на перекате. Возможно, отсюда и произошло название реки?

 

В устье Пурш-Пурша

 

На левом берегу видим балаган, обтянутый полиэтиленом. Река была настолько полноводной, что в нижнем течении в болотниках не переходима. Похоже, всё лето, из-за постоянного таяния снегов в горах Набильского хребта, на реках, стекающих с него, даже при полном отсутствии осадков межени не бывает?

Прикинули – в обед будет отлив. Решили отдохнуть в балагане и дождаться его.

Действительно, в отлив устье реки оказалось настолько мелким, что перешли его в болотниках без проблем.

Идём на юг, проходим разбившийся сейнер.

 

 

Смотрим – на берегу пасутся 2 медведя. Ветер был от них, так что они нас не учуяли. Мы вначале спрятались за песчаным бугорком, достали фальшфейер и фотоаппарат. И тут с рёвом «Ура!!!» Володя ринулся прямо на них! Видимо, в изобилии наевшись уйка, медведи были настолько сытыми, что показались мне не храбрее зайцев – ну и пустились от нас наутёк!

 

 

Идём дальше. Володя говорит: «Скучно чего-то». Смотрим – очередной медведь. И также с рёвом не него! Итого мы за тот день встретили на берегу целых 7 медведей! Но было совсем не страшно – постоянно их отпугивали.

Без проблем обошли очередной непропуск – мыс Ратманова. Подходим к устью Венгери, пред ним ещё непропуск. По описанию Жени Семёнова нашли стекающий с плато ручеёк, забрались по нему, как по ступенькам.

Наверху нам открылся вид на Венгери. В её устье стоит дом, используемый «Экологической вахтой Сахалина» для проживания посетителей заказника. В нём – вроде никого. Но было ещё не очень поздно – поэтому Володя предложил перейти на избушку, расположенную чуть выше по течению Венгери, согласно плану, нарисованному А.А. Шушуновым.

Спустившись к реке, на левом берегу обнаружили звериную тропу. Шли по ней, потому она упёрлась в густой стланик. Благо, вскоре попался ручей, крутовато стекающий в реку. Володя спросил: «Выбирай – стланик или камни?» - «Камни!», - не сомневаясь, ответил я. Спустились на реку. Глубокая, немного ниже пояса. Пришлось снимать болотники и штаны, обувать кроссовки и в них переходить реку вброд. На закате Солнца благополучно добрались до избы.

Всё – самое тяжёлое позади! Палаточная часть похода закончилась, началась избяная.

Снял рюкзак, заныла спина. Полчаса посидел – прошло. С дровами проблем нет, кругом лиственница, ломай – не хочу! Растопили печку, легли спать. Володя спросил: «Может, ещё подкинуть дровишек?» - «Не помешает, продрог я больно за прошедшую ночь, надо бы отогреться». Впоследствии он из-за нестерпимого для него жара пошёл спать наружу, я же, наконец, прогревшись, с комфортом выспался.

 

1-2 ИЮЛЯ, ВЕНГЕРИ - КИРКЫНИ

 

Утром одолели оводы. Вышли наружу. Решили на месте пообедать, а потом сделать короткий переход на дом в устье реки.

Возле избы развели костёр, вокруг торфяники стали тлеть. Благо, в избе имелось ведро, я ходил на ближайший ручей, и, набрав там несколько вёдер воды, торфяники мы тщательно затушили.

Часа за полтора неспешного ходу добрались до дома в устье. Там имелись 2 печки – в общем зале и в одной из комнат. Растопили вторую, в той комнате переночевали.

На следующий день прикинули: до реки Киркыни, где находилась очередная изба, ходу часа 4. Поэтому решили выдвинуться после обеда.

Утром Володя поймал такую вот рыбу.

 

 

Но у меня, пожалуй, с рождения аллергия на уху и варёную рыбу вообще. Поэтому Володя предложил запечь рыбину следующим образом.

Снаружи развести костёр, потому оставить угли. Имевшейся лопатой снять слой углей. Положить туда куски рыбы, завёрнутые в листья кислицы, в изобилии произрастающие вокруг. Закопать в углях сантиметров на 5 (спичечный коробок – хорошая мерка). Потом снова развести костёр и образовать угли, через час раскопать куски рыбы и вынуть. Сделал я всё строго по описанной технологии, пока Володя отдыхал. Получилось очень вкусно!

После обеда выдвинулись. Верхами вилась заросшая дорога – до основания заказника здесь был рыбацкий стан. Пошли по ней. Смотрим – в одном месте костровище, и возле него в землю вкопан наклонный таганок. Всё ясно: это равносильно подписи «Здесь был А.А. Шушунов».

Дорога вывела на берег в районе ручья Ягодного, где закончилась территория заказника. Вскоре были на реке Киркыни. Поднявшись минут 20 неглубоким руслом, на левом берегу и обнаружили избу, о которой знали (её сейчас вроде нет).

Вокруг сплошные заросли кислицы – в том году раньше нас здесь явно никого не было. Всё пропололи. Рядом – крупные наколотые дрова, немного ими воспользовались.

В избе на видном месте висела записка на бересте: «Здесь в октябре 2002 года я находился 4 дня, пережидая тайфун и спад воды. Немного воспользовался имевшимися продуктами. А.А. Шушунов.»

Прикинули – у нас продуктов образовался избыток. Возместили использованное Анатолием Андреевичем, указав об этом внизу записки.

 

3-5 ИЮЛЯ, НА ЛАНГЕРИ И ДОМОЙ

 

Выспались. Неспешным шагом за 7 часов дошли по пляжу до устья Лангери.

Подходим и видим – река достаточно глубокая. К тому же расположенные в её верховьях золотодобытчики сильно мутят воду – дна не видно!

Разделись чуть ли не догола, все рюкзаки и одежду переложили во вкладыши. Опасались, что, возможно, придётся перебираться вплавь. Обошлось – глубина была где-то по пояс или чуть выше.

На правом берегу обсушились, оделись. Там уже посёлок Пограничное. Нашли рыбацкий стан Смирнова, с которым у Димы Лисицына договорённость, что путешественникам, проходящим в заказник и из него, есть возможность там переночевать.

Утром водитель джипа ехал по делам в Смирных, захватив и нас.

Поезд на Южный шёл поздно вечером, а приехали ближе к обеду. Накупили продуктов и решили в честь окончания похода устроить пикник. Прошли от вокзала метров 500 на север, ближе к мосту через речку Орловку, стекающих с Западно-Сахалинских гор. Совсем мелкая! Хотя посмотрели на карте – водосбор у неё приличный. Выходит, леса в её бассейне сильно подвырубили!

На речке и расположились, сварив обед на костре. Благодать – ни ветра, ни комаров! Правда, ближе к вечеру всё же поднялся слабый ветерок с юга.

Итак, с погодой нам просто повезло: за весь поход не выпало ни капли! Я давно заметил, что летом на севере Сахалина осадков поменьше, чем на юге – сказываются траектории циклонов, обычно проходящих через Японское море, Хоккайдо и Курилы.

У нас остался не израсходованным лимит времени на спутниковом телефоне. В пределах этого лимита позвонили знакомым в Южный, известив их об окончании похода.

На следующий день благополучно вернулись домой.

 

 

Карта маршрута

 

© Валерий Хмара, 2012

 

На главную