ЧЕРЕЗ ЧЕТЫРЕ ОЗЕРА

 

ПРЕДЫСТОРИЯ

 

Ещё в 2007 году Александр Медников попросил меня опубликовать на этом сайте свой материал «Озёрный Кайлас» – как он то с Владимиром Грышуком, то с Анатолием Шмаковым ходил в марте и апреле того года по льду озера Тунайча. Причём ночевали они в комфортных условиях – в избушках с печками, попадающимися в тех краях. Позавидовал я им тогда белой завистью – на такой поход двух выходных дней мало, а график работы у меня тогда был плотный.

Но... в 2009 году у меня появилась возможность свободно использовать в первой половине апреля одну пятницу и понедельник следующей недели. Посмотрел метеопрогноз на эти дни – сильных осадков не ожидалось. «Хочу на Тунайчу!» - подумал я. Звоню Анатолию: «Не желаешь прогуляться в те края?» Он, нисколько не раздумывая, ответил: «Я согласен!» Тем более в моём навигаторе GPS уже сидели координаты избушек, которые предоставил Володя.

 

ПЕРВАЯ ПОПЫТКА

 

Итак, в путь! Толя на лыжах, я на снегоступах. Сзади у обоих были привязаны санки с рюкзаками. Но на льду уже попадались разводья, поэтому мы держались ближе к берегу, из-за чего затратили время на переходы подольше, нежели бы резали по прямым.

 

 

Непрочный апрельский лёд. Фото А. Шмакова

 

Но ничего, добрались – в стартовый день до избушки, запрятанной в ельнике, которая у нас заимела репутацию «транзитной». Напилили, благодаря Толиному энтузиазму, дров с избытком.

 

 

Толя расчищает входную дверь в «транзитную» избу. Фото автора

 

После ночёвки в избушке пошли на заброшенный кордон за озером Добрецким, которое находится к югу от Тунайчи и соединяется с ней протокой. Последние 300 метров лезли по чаще и буеракам около получаса, но GPS показывал: вперёд! Наконец, обессиленные вылезли на бугор, и увидели обветшалый двухэтажный домик (более рациональным оказался проход вдоль ручья, но мы до него просто не дошли, а протащились тупо по показаниям навигатора). Стёкла в окнах были не везде. Ничего, благо там были молоток и гвозди, все дыры на 1-м этаже затянули подручным материалом, а, главное, печка была целая!

 

 

Состояние домика на кордоне в апреле 2009 г. Фото автора

 

Но у нас была программа-максимум: попытаться выйти на дорогу на Озёрск. По карте от кордона до неё всего 2 км по прямой. Попытались поискать какое-нибудь направление от этого кордона в сторону дороги, но… ничего не нашли! Никаких дорог – вокруг только дремучий лес, буераки да несколько тупиковых направлений. Может, плохо искали? Ведь кордон когда-то был добротным и в нём явно кипела жизнь – должны же были работников как-то туда доставлять?

Поэтому вернулись прежним путём. На следующей ночёвке в «транзитной» избе наши дрова ой как пригодились! А в четвёртый, последний день похода, выйдя на берег, увидели практически всё озеро в разводьях, и уже двигались строго вдоль берега.

***

Прошло около двух лет. Мысль пройти от Охотского до Озёрска не давала нам покоя. Раздобыли информацию – с юго-восточного угла тунайчинского залива Обручева имеется просека, выводящая на дорогу в Озёрсктам в зимнее время должны регулярно ездить снегоходы. Но тот путь представлялся более долгим, чем через озеро Большой Чибисан – поэтому поставили сверхзадачу: попытаться всё же попасть на это озеро.

А тут во второй половине января у меня подвернулись аж 5 свободных дней! Когда узнал об этом, снова потянуло в те края. Саша Медников получил серьёзную травму и ходить в походы уже не мог, но есть Володя и Толя! Решили идти с ними втроём, но вечером перед стартом Володя приболел – обидно было, но ничего не сделаешь. Перенести тот поход уже не представилось возможным из-за моей занятости по работе – что ж, пошли снова вдвоём с Толей. Но за неделю до этого 3 дня шла метель, и снегу подсыпало немало. Волновались: удержится ли свежевыпавший снег на льду?

 

ВТОРАЯ ПОПЫТКА

 

В первый день от Охотского дошли до базы «Лесное озеро», оттуда по льду через остров Птичий добрались до «транзитной» избушки. Пока переходили озеро, свежего снега на льду практически не было – выдуло! Но 60 м по лесу до «транзитной» избы дались нам с большим трудом – пухляк глубже колена.

На следующий день задумались: куда идти? В позапрошлом году дом, что стоял на заброшенном кордоне на Добрецком, ещё был пригодным для ночёвки, но уже начал ветшать. Поэтому если туда и идти, то надо бы предусмотреть возможность аварийного возврата в нормальную избушку с запасом дров – так как перспектива ночевать на холоде откровенно «не улыбалась». Стали мерить: кратчайший путь до Добрецкого был бы от домика, что на северном берегу Тунайчи вблизи мыса Коммунаров, о нём мы знали. Так что в этот день решили туда и перейти.

Взяли азимут, идём. А к востоку от вдающегося в озеро мыса Меньшикова снег на льду всё глубже и глубже, стали валиться (как и прежде, я на снегоступах, Толя на лыжах). Смотрим: ура, 2 параллельных снегоходных наката! Добрели до того, что ближе к берегу, и, обойдя мыс Коммунаров, в 20 м от берега увидели, как и ожидали по показаниям навигатора, домик с верандой!

 

           

 

Домик с верандой к востоку от мыса Коммунаров. Фото автора

 

ВНИМАНИЕ! Этого домика уже нет, он сгорел! Так что эти фото уже стали достоянием истории. Но вблизи этого места всё же имеются строения с печками, пригодные для ночёвок зимой.

 

Печку с большим трудом, но растопили.

Утром встали и подумали. Даже до Добрецкого и обратно дойти за день нереально: местами ещё какой пухляк! А был бы тот дом и пригодным для ночёвки, от Добрецкого предстоял бы водораздел до Большого Чибисана по открытой местности, где пухляк был бы ещё глубже. К тому же снегоходные накаты стало заметать позёмкой. В общем, махнули на все задумки рукой, и в очередной раз их отложили до будущих времён. Поход занял 3 дня из 5 запланированных.

***

На подробных картах хорошо видно: в залив Обручева западнее Добрецкого впадает мощная река Казачка. В позапрошлом году видели вверх от её устья снегоходный накат. Если смотреть по карте, да и визуально, немного вверх по течению этой реки начинается безлесная местность, являющаяся водоразделом к Большому Чибисану. Интересно: могут ли снегоходчикиОхотского или Озёрска) этим путём ездить между Тунайчой и Б. Чибисаном? А если и не ездят, то надо дожидаться марта, когда во 2-ой его половине образуется крепкий наст, проходимый по крайней мере в первой половине дня.

Дождались! Пошли уже втроём – я, Толя и Володя. Они на лыжах, я, как всегда, на снегоступах. С санками, разумеется.

Запланировали на поход 4 дня. Метеопрогноз был благоприятным.

 

ТРЕТЬЯ ПОПЫТКА - УДАЧНАЯ

 

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ, 25 МАРТА

 

С ноября по апрель из Южно-Сахалинска в Охотское ходит маршрутка дважды в день: в 8:30 и в 16:00. В тот день я до обеда был занят, поэтому предложил Володе с Толей выехать первым рейсом и остановиться на «транзитной» избе, а я бы подтянулся вторым рейсом.

В обед получаю от них SMS: «мы на избе, всё благополучно».

Оставшиеся с января дрова выручили – спасибо Толе, который всегда старается их заготовить с 2-3 кратным запасом! Володя же, будучи азартным рыбаком, не поленился захватить с собой бур – так что у него было время порыбачить на льду. Поймал 5 селёдок – всё же какой-никакой, а «подножный корм»!

Доехав вторым рейсом до развилки на Лесное, что на берегу Тунайчи, я в 17 часов от неё стартовал. Перевод времени на летнее произошёл только через 2 дня, так что солнце в тот день заходило около 18:40 – поэтому расслабляться было нельзя! Дошёл до избы за 2 часа 40 минут, поставив для нашего круга «рекорд» в этом отношении. Уже в потёмках, свернув с берега в лес по виднеющейся лыжне, прокричав «Э-ге-гей!», в ответ услышал ответный окрик и луч фонарика. Войдя в избушку, застал Володю с Толей при натопленной печке. «Эх, красота и благодать!» - воскликнул я.

 

 

Ужин в «транзитной» избе. Фото В. Грышука

 

ДЕНЬ ВТОРОЙ, 26 МАРТА

 

Обогнув мыс Лазо, вошли в залив Обручева. Решили сразу не идти на Добрецкое, а проследовать вдоль берега до устья Казачки, где скучковались снегоходчики-рыбаки - суббота всё-таки! Ну и информации у них расспросить. Сведения о выходе на дорогу, ведущую по Корсаковскому плато в Озёрск, у них подтвердились. Но вдоль Казачки накат уходил недалеко – один снегоходчик любезно вызвался прокатить Толю в том направлении.

 

 

Раздобываем информацию у снегоходчиков. Фото А. Шмакова

 

Ладно, выберемся как-нибудь – решили мы. И пошли на Добрецкое. Состояние заброшенного дома на кордоне вызывало опасения – всё же 2 года никто из нас там не был, а информацию о нём раздобыть не удалось. Правда, на одном местном форуме отозвался некий снегоходчик, якобы видевший уже на перешейке между Тунайчой и Добрецким дом с баней. По его приметам всё прочесали – конечно, ничего не нашли. Действительно, почему же мы их не видели раньше, когда бывали там в прошлые разы?

К счастью, состояние домика за 2 года практически не изменилось, и он снова оказался относительно пригодным для жилья. Конечно, требовался мелкий ремонт, который благодаря стараниям Толи был успешно осуществлён.

Мы же с Володей заготовили дров впрок – на 2 ночёвки. Позапрошлогодние наши дрова, которые мы не успели сжечь, нас всё же дождались! Значит, там за эти 2 года вряд ли кто-то ночевал – может, в лучшем случае заглядывали?

Решили: на следующий день сделать днёвку и провести детальную разведку двух вариантов выхода на Озёрск, а потом сравнить, чей лучше.

 

ДЕНЬ ТРЕТИЙ, 27 МАРТА

 

Проснулись уже не в 7, а в 8 утра – произошёл переход на летнее время.

Распределились следующим образом. Я пойду по берегу залива Обручева на восток и попытаюсь найти выход на дорогу на Озёрск. Толя же пойдёт на запад и попытается по Казачке и низкому водоразделу (по картам – безлесному, высотой не более 20 м) пробиться как можно ближе к Большому Чибисану. У подуставшего Володи появилась возможность порыбачить.

После выхода из домика, через 3 км, в юго-восточном углу залива Обручева я действительно обнаружил просеку с целым снегоходным «автобаном»!

 

 

Выход с юго-восточного угла залива Обручева на снегоходный накат. Фото автора

 

Пошёл по этой просеке – вначале было 400 м довольно крутого подъёма, набор высоты оказался 40 м. После этого местность выположилась, и ещё через 2 км я вышел дорожками с накатом на широкую дорогу, ведущую направо в Озёрск, а налево в направлении восточного берега Тунайчи. В обоих направлениях шли снегоходные накаты. Померил навигатором – до Озёрска по прямой оставалось 11 км. Но по факту явно гораздо больше, и, судя по карте, на этой дороге было множество хоть и небольших, но подъёмов и спусков. В общем, вариант не самый лучший – что ж, пусть будет запасным, если Толя не найдёт прохода на Б. Чибисан.

 

 

Выход на дорогу, ведущую в Озёрск. Фото автора

 

Но перед выходом на главную дорогу я обнаружил развилку, от которой начиналась заметённая дорожка на запад, в сторону Добрецкого. Посмотрел по навигатору – от развилки до юго-восточного угла этого озера метров 700. «Может, та дорожка когда-то и вела на Добрецкое, потом заросла – должны же были когда-то доставлять людей и грузы на кордон?» - подумал я. И решил это дело проверить.

 

 

Дорожка в сторону Добрецкого, оказавшаяся тупиковой. Фото автора

 

Валясь в пухляке, через 300 метров обнаружил тупик. Но по карте рядом должны были находиться истоки ручья, впадающего в Добрецкое. Действительно, я вскоре этот ручей обнаружил, и с большими усилиями спустился по нему. Иногда приходилось обходить поваленные деревья. Но за час дошёл.

В итоге обернулся за 3 часа. Пообедав, вышел на берег Тунайчи, где была сотовая связь – и даже по коммуникатору смог выйти в Интернет: узнать прогнозы погоды, да и ответить на поступившие сообщения по e-mail. Но долго там не засиделся: от пронизывающего северного ветра, дувшего с озера, подзамёрз. Возвращаюсь в домик: там безветрие, всё загорожено могучим лесом.

Растопил печку. Смотрю – Толя возвращается!

«Ох, как я устал!» - говорит он. «Но до Чибисана всё же дошёл! 2 часа торил лыжню, бывало, что и по пухляку. И столько же шёл обратно» Навигатора у него не было, но он располагал подробной картой и компасом.

Уже тогда у меня имелись перерисовки со старой японской карты. При японцах река Казачка называлась Дзидай-гава, в её устье был посёлок Дзидай (сейчас от него мы не увидели и следа, разве что увалы на левом берегу реки явно искусственного происхождения – но кто его знает, мы в тех краях бывали только в снежное время). Сообщение этого посёлка с озёрами Большой и Малый Чибисан осуществлялось по функционировавшей тогда дороге. Вначале она проходила вверх по географически правому берегу реки, пока она шла на юго-запад. Примерно через 2 км на реке есть островок, хорошо видный на подробных картах – после этого островка река поворачивала вправо на 90 градусов, а дорога же вела влево на юг через безлесный водораздел высотой не более 20 м, затем спускалась к ручью Залесскому, уже впадающему в Большой Чибисан. Но берега этого ручья уже, судя по карте, покрыты густым лесом. Сейчас, конечно, эта дорога напрочь заросла.

Толя же, дойдя бездорожьем до островка, обнаружил направление от той дороги на водораздел. Далее, поскольку никаких направлений более не просматривалось, он пошёл на юго-запад безлесным клином между двумя лесными массивами. Перед ручьём Болотным клин сомкнулся, и метров 500 до Чибисана пришлось протащиться густым хвойником. Но добрался!

Вечером подошёл Володя, поймавший немного селёдки. На ужин была рыба горячего копчения. Решили – на следующий день идти на Чибисан по Толиной лыжне. Путь явно короче дороги, и, самое главное, предстоял только один невысокий подъём.

 

 

Вид домика на кордоне после Толиного ремонта окон. Может, мы ещё сюда когда-нибудь вернёмся?

Фото А. Шмакова

 

 

Ужин в домике на кордоне. Фото В. Грышука

 

Вообще все решения в тех походах принимались нами коллегиально. Как-то в единоначалии, практикуемом некоторыми тургруппами, нужды не было. Это особенно удобно, когда досконально знаешь товарищей, с которыми находишься, потому что мы все попарно немало бывали в многодневных походах, за которых изучишь людей достаточно хорошо. Но вот именно в таком составе, втроём, мы были в многодневном походе впервые. Тем не менее, было легко и приятно, когда знаешь сильные стороны своих товарищей. Толя – хозяйственник; Володя – добытчик «подножного корма»; я же более вёл штурманские дела. К тому же втроём было явно легче, чем вдвоём – хотя бы неизбежные дела по обустройству очередного жилища двигались явно быстрее и легче.

Завели будильник на 6 часов утра. Чтобы проскочить в первой половине дня по насту – днём ожидался переход температуры на положительную.

 

ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ, 28 МАРТА

 

В 7:45 стартовали. Через 3 км были на устье Казачки, далее пошли по Толиной лыжне. Вначале она вела по старым накатам, но потом пошли броды по льду, который вполне выдержал людей, но не выдержал бы снегоходов. В основном держался наст, но иногда в теневых местах был пухляк, где я проваливался – там было тяжело.

Когда повернули от реки, местность пошла безлесная, и наст был довольно хорошим. Без проблем прошли водораздел и клин.

 

 

Поднимаемся от Казачки на водораздел. Фото А. Шмакова

 

 

Идём по водоразделу на Большой Чибисан. Фото А. Шмакова

 

500 метров по лесу оказались, как и ожидалось, самыми тяжёлыми – наблюдался не только пухляк, но и в виду поднятия температуры где-то до 0 у меня началось налипание снега на подошвы снегоступов, поэтому их приходилось часто стряхивать. К тому же санки регулярно цеплялись за деревья.

Наконец, обессиленные, мы в 11:20 вышли на берег Большого Чибисана. На этом отрезке я писал трек в навигатор. Его длина (от Добрецкого до Чибисана) оказалось 9 км.

 

 

Вышли на Большой Чибисан! Фото автора

 

Где-то час отдыхали, перекусили, попили тёплый чай из термоса. До Озёрска расстояние по прямой уже было около 8 км. Появилась сотовая связь – предупредили всех близких, что идём нормально, к вечеру будем в Озёрске.

Но тут начался юго-западный ветер, постепенно усиливающийся. Такой ветер имеет явно бризовый характер и обусловлен разностью температур между сушей и морем – впереди был незамерзающий залив Анива. Обычно после захода солнца такой ветер полностью стихает.

Из-за этого ветра долго усидеть на одном месте было невозможно, ну и пошли по льду озера на юг. Но двигались не торопясь, запас времени у нас был – автобус отправлялся из Озёрска в Корсаков в 18:30. Хотя шли несравненно легче, чем на переходе до Чибисана, и налипание снега у меня практически прекратилось – всё равно усталость сказывалась, и не реже чем через 30 минут перехода мы отдыхали.

 

 

Отдыхаем возле Утёса вблизи восточного берега Большого Чибисана. Фото А. Шмакова

 

Через 2,5 часа пересекли Большой Чибисан и оказались в районе перешейка между ним и Малым Чибисаном. Эти озёра сообщаются протокой, но на ней были разводья. На перешейке же восточнее протоки мы обнаружили снегоходный «автобан», по которому перешли на малый Чибисан, откуда до Озёрска уже было рукой подать.

 

 

Перед финишем. Эх, ещё немного! Фото В. Грышука

 

В 16:15 мы финишировали на конечной остановке автобуса.

 

 

Нет, лучше поедем в Корсаков на автобусе (от Озёрска 91 рубль)! Фото автора

 

Около 21 часа все были в Южном.

Итого за день мы прошли через 4 озера и водораздел 17 км (из них 9 от Добрецкого до северного берега Большого Чибисана, оставшийся отрезок пути до Озёрска 8). Время в пути, включая привалы, составило 8,5 часов, из них чисто ходового времени 5 часов.

Общий километраж по переходам за первый, второй и четвёртый дни составил по 39 км на каждого. Кроме того, в третий день Толя прошёл ещё 18 км, я 8 км, Володя 6 км. Таким образом, больше всех за 4 дня прошёл Анатолий, у него получилось 57 км!

Прилагается карта с треками: от Добрецкого до дороги на Озёрск, и до Большого Чибисана – может, кто-нибудь ещё захочет пройти по этим маршрутам?

 

 

Прощай, озёрный край! Мы ещё обязательно сюда вернёмся. Было бы неплохо обследовать восточную часть Тунайчи – но мы пока не знаем избушек в том районе. Надеюсь, найдём и их!

 

Валерий Хмара

2011, март – апрель

 

Автор выражает благодарность Владимиру Грышуку за ценные замечания по изложению материала.

 

 

На главную