САХАЛИНЕЦ НА АЛТАЕ И ИССЫК-КУЛЕ

ЧАСТЬ 3 – ПОХОЖДЕНИЯ РОССИЯН В КЫРГЫЗСТАНЕ

ЕЩЁ ОДНА ПРЕДЫСТОРИЯ

Когда я в середине июня выезжал на материк, на всякий случай захватил загранпаспорт – мало ли в какой стране удастся побывать? Может, в Китае? Или Монголии? В Китае не получилось, о чём я говорил в первой части; в Монголии тоже – с визами тягомотина. Но после завершения похода по Алтаю домой я не торопился. Побродить по Сахалину в августе всегда успею, а вот столь далеко на запад удаётся вырваться отнюдь не каждый год.

В начале июля в Академгородке стали обсуждать с Александром Савченко и его женой Олесей возможные планы на август. Все мы в это время в отпуске. Олеся хотела съездить куда-нибудь в Среднюю Азию, где никто из нас до этого не был. Ей поначалу порекомендовали Капчагайское водохранилище (что возле Алма-Аты), а также озеро Иссык-Куль. Поскольку между моим приездом в Академгородок и выездом на Алтай была 11-дневная пауза, то за это время я стал усиленно рыться в инете и искать инфу об этих местах. Так вот, о Капчагае имеется столько негативных отзывов, а вот об Иссык-Куле столько позитивных, поэтому мы выбрали второе. Порекомендовали ехать туда через Алма-Ату – поезд до Бишкека идёт больно долго, т.к. полностью огибает горный хребет. И ещё до отъезда на Алтай купили билеты до Алма-Аты и обратно на четверых: меня, Александра, Олеси и их сына Александра-младшего – благо ему было 9 лет, а скидка по стоимости железнодорожных билетов на детей прекращается по достижении 10-летнего возраста. Билеты в оба конца в плацкартном вагоне обошлись примерно по 5000 руб. на взрослого.

До отъезда о многом мы знали:

как лучше всего добираться из Алма-Аты на Иссык-Куль;

что лучше ехать не в город Чолпон-Ату (где шумно, многолюдно и относительно дорого), а, например, в небольшую тихую деревушку Корумды (на некоторых картах Корумду);

и о курсах местных валют;

и о стоимости проезда;

и о стоимости проживания;

и о ценах;

и о климате этих мест;

и о достопримечательностях;

и, конечно, о коррумпированных ментах тоже.

Велик и могуч инет!

БОЛЬШАЯ БАРАХОЛКА

5 августа вчетвером выехали на поезде «Новосибирск – Алма-Ата». По нечётным дням здесь ходят поезда российского формирования, по чётным – казахстанского. Последние нам настоятельно не рекомендовали. И действительно, в российском поезде чистота и порядок, почти весь вагон едет на Иссык-Куль; много детей. Но как составляли расписание движения этого поезда, мне непонятно. На следующий день в 5:30 утра (!!!) проводники всех подняли: российская пограничная станция Локоть, стоянка 2 часа, проверка документов. Спать нельзя, выходить на перрон нельзя, туалет закрыт. Вдобавок отправление со станции задержали на 40 минут, после чего открыли туалет на полчаса, пока поезд пересекал границу до казахстанской станции Ауыл. Там проверка документов заняла полтора часа – ровно столько, сколько на неё отводилось. Прошёлся по вагону казахстанский пограничник с ноутбуком, просканировал все паспорта. Я на всякий случай поставил отметки об убытии из России и прибытии в Казахстан в свой загранпаспорт – пригодится. Вообще-то россиян пускают туда и по внутренним паспортам, только на границе казахстанские власти всем иностранцам выдают миграционные карты с отметками о пересечении границ. Если же иностранец проведёт в Казахстане больше 5 суток подряд, то он строго-настрого обязан где-либо зарегистрироваться и поставить отметку о регистрации в миграционную карту: на выезде из этой страны такие карты изымаются, и если обнаружится, что кто-то в положенный срок не зарегистрируется, того ожидает крупный штраф. Благо, это нам не грозило: мы проезжали через Казахстан транзитом.

После пересечения границы перевели время на час назад: Казахстан и Кыргызстан летнее время не практикуют, поэтому при российском зимнем времени часовые пояса этих стран становятся одинаковыми с Новосибирском.

Первая крупная станция после границы – Семипалатинск. Город раскинулся на двух берегах Иртыша. К северу от него преобладали лесостепи, к югу же потянулись унылые равнинные степи без единого деревца – выходит, Иртыш является естественной границей природных зон?

В Семипалатинске частные лица нам предложили обменять часть рублей на тенге: по курсу 1:4. Но если сумма составила бы не менее 2000 рублей, то уже по курсу 1:5, что соответствовало курсу Центрального Банка РФ (1 тенге примерно равен 20 копейкам). Заглянули в магазины, и смотрим, что наравне с тенге там в обороте и рубли, поэтому от обмена пока отказались: приедем в Алма-Ату и там определимся, сколько нам будет нужно местной валюты, чтобы добраться до Кыргызстана.

7 августа. Поезд по прибытии на станцию Алма-Ата-1 опоздал на час: вместо 6:40 утра по расписанию (опять-таки зачем???) он прибыл около 8 часов. Ура, побольше поспали! По прибытии поменяли 1000 рублей на тенге по курсу 1:4,4.

Мы уже знали, что надо будет добраться до автовокзала «Сайран», откуда ходят маршрутки в нужном нам направлении. Выяснили, что до него идёт автобусный маршрут № 85. Садимся и едем, едем, едем… Проезд – 50 т. на человека. Смотрим: вокруг неказистые лачуги, потом автомойки, и делее по ходу движения автобуса потянулась огромная барахолка! Пассажиры постоянно его тормозили, то выходя, то заходя, и, наконец, он приполз на «Сайран». В общем, Алма-Ата нам показалась просто большой барахолкой.

Уже в России я рассказывал товарищам свои впечатления, и они говорят: «Как же так? Ведь Алма-Ата считается красивым городом (не были, но знаем)! Вот ты опубликуешь свои записки в инете и тем самым алмаатинцев обидишь!» - «А что, разве Назарбаев не дал им свободу слова?», - отвечал я. (Попадались нам транспаранты с цитатами Назарбаева, но только на казахском языке, хотя все вывески дублировались на русском). «Ладно, напиши, что ты был в Алма-Ате только час и не успел посмотреть город» - что я и делаю.

На автовокзале нашли маршрутки до Бишкека и Иссык-Куля. Встал вопрос: куда ехать? В Бишкеке живёт наша знакомая. Надо было с ней повидаться да поменять рубли на сомы по более выгодному курсу. Поэтому решили поехать вначале туда. Стоимость проезда от Алма-Аты до Бишкека составляла 1000 т. на человека.

КАКОЙ ЖЕ ВОСТОК БЕЗ БАКШИША?

С комфортом разместились в микроавтобусе «Мерседес», настоящем, немецком! По Казахстану и Кыргызстану в качестве маршруток бегают в основном они. Встречались и «Форды», с виду точные копии наших «Газелей».

Долго и нудно пилили по степи. Через некоторое время КПП, заглянул местный мент и проверил документы. Всё едем, едем, едем… Проехали перевал, смотрим: на дорожных указателях до Бишкека осталось около 30 км. Звоню знакомой и бодрым голосом рапортую, что скоро приедем (в Бишкеке 2 автовокзала, водитель сказал, что будем на новом, или западном). Но мы перестали понимать, по территории какой страны мы едем (подробных карт с автодорогами у нас не было) – возможно, Кыргызстан? Тогда почему на том КПП у нас не изъяли казахстанские миграционные карты? Были в раздумьях, пока не увидели транспарант с надписью «Расцветай, мой Казахстан!» Потянулся городок Кордай, где водитель сказал, что скоро граница и всем пассажирам необходимо пройти с вещами на пограничный контроль. Вообще там у маршруток имеются привилегии переезжать пограничные посты вне очереди, но без пассажиров.

Заходим на пост. Висит табличка: «Казахстанские таможенники взяток не берут, в противном случае звонить по указанному номеру» (впопыхах сфотографировать не успели). Выпустили из этой страны без проблем, изъяв, как и положено, миграционные карты. В Кыргызстане подобные карты не выдают за ненадобностью: по их законам, граждане России и Казахстана могут там находиться без регистрации до 90 дней. Но желательно иметь при себе какие-то доказательства того, сколько дней ты там пробыл – ими при отсутствии загранпаспортов могут, например, служить билеты на поезд из РФ до Алма-Аты, которые не следует выбрасывать в течение всего времени пребывания в Кыргызстане.

Входим на киргизский пост. Меня пропускают без проблем, поставив штамп в загранпаспорте. Оглядываюсь и смотрю: всех Савченко задержали! Подбегает Александр-старший и возмущается: «Сына не пропускают, потому что у него нет справки о гражданстве РФ!» (В прошлом году они ездили в Абхазию и такую справку брали, без неё им билеты туда просто не продали бы, а сейчас при продаже билетов никто не предупредил. Есть у них такая справка, но они не придали этому значения и просто оставили её дома).

Стою за постом. Подходит пограничник. «Вы не могли бы отодвинуть вещи в сторону?» - «Здесь вещи не только мои, товарищей не впускают из-за отсутствия справки о гражданстве на сына.» - «Ой, боюсь, завернут их в Казахстан, пускай в Алма-Ате идут в консульство и берут справку». Что же делать? Если их не впустят, не поеду же я дальше один? Через некоторое время вся семья в полном составе выходит из поста. Что ж, как это принято на Востоке, не обошлось без бакшиша. Размер бакшиша составил 1000 рублей.

Глядь – а маршрутка-то наша ушла! Вот почему водитель попросил всех пассажиров забрать вещи! Одно утешает: до Бишкека рукой подать. Делать нечего: садимся в местную маршрутку до центра города. Проезд по 20 сомов на человека, но за неимением таковых заплатили по 80 тенге (в рублях не взяли). Водитель говорит, что доедем не до автовокзала, а до ЦУМа, о чём звоним знакомой.

После высадки из маршрутки нас встретили знакомая и её муж на собственном автомобиле. Первым делом поехали в российское консульство и подали заявление на справку. Сказали, что её сделают через неделю – впоследствии мы с Александром-старшим съездили 14 августа за ней в Бишкек, он по необходимости, а я за компанию, что обошлось дешевле повторного бакшиша при выезде из страны: справку сделали бесплатно, за исключением фотографий Александра-младшего за небольшую плату.

Затем наши знакомые отвезли нас в свой дом в пригороде Бишкека. Но они вскоре должны были уезжать в город по делам и к кому-то в гости («Мы давно пообещали, а по-европейски надо быть обязательными»), оставив нас на попечении своих детей. Сказали, что вернутся не особенно поздно – ну и ладно, это их дела. А мы решили: Олеся с сыном останется, а мы с Александром-старшим поедем с хозяевами в город, где дел много: рубли на сомы поменять, подробную карту купить и т.д. Вообще если бы не инцидент на границе, мы спокойно могли бы продолжить свой путь на Иссык-Куль в этот же день. Но пришлось заночевать тут. В доме у них ремонт, кое-как все вместе приютились в свободных комнатах.

Хозяин дома, снабдив подробным планом города, довёз нас до остановки, после чего показал нам направление до центра. Поменяли рубли на сомы по курсу 1:1,33 (по официальному курсу ЦБ РФ 1 сом примерно равен 70 коп., нам же, таким образом, обошлись по 75 коп.), я поменял 7000 руб., Александр побольше. Доехали до центра на автобусе по 6 с. (!) на чел. Было жарко, решили купить мороженое – и тут подходят двое местных ментов, сержант и старшина.

- Предъявите документы!

Предъявили. Проверили: в порядке. Говорят:

- Пройдёмте, у нас плановая проверка.

Завели в какую-то пустую забегаловку, записали наши фамилии и стали обыскивать нас по очереди. Первым был я. На мне был жилет со множеством карманов, так они попросили вынуть содержимое их всех. Внимательно пересчитали имеющиеся у меня суммы в рублях (6000) и сомах (9 с лишним тысяч), и говорят:

- А теперь дай на чай и сигареты.

Я-то был «подкован» инетом и знал, что в Средней Азии менты берут бакшиш. Один россиянин опубликовал историю: он в подобной ситуации дал алма-атинскому менту 100 рублей и говорит: при аналогичных обстоятельствах лучше дать, иначе припаяют сопротивление работникам милиции и отведут в местный «зиндан», откуда никакой консул не вытащит – сумма не такая уж большая, поэтому от подобных поганых ментов лучше откупиться! Что я и сделал: правда, помимо 100 рублей запросили и 100 сомов, дал, куда деваться! У Александра взяли чуть поменьше: 200 сомов. После этого нам сказали: внимательно пересчитайте всю вашу наличность! Я пересчитал, всё сходилось, а вот Александр впоследствии недосчитался 2 с лишним тысяч сомов – как эти менты могли их стащить, до сих пор остаётся загадкой. А менты ли – не факт, хотя, вероятнее всего, они.

(Впоследствии Александр, прочитав черновой вариант изложения этого эпизода, высказал мнение: «Что-то юмора здесь не хватает». Юмора?.. Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно…)

Сделав все дела, в частности, купив в ЦУМе 2-километровую карту окрестностей Иссык-Куля за 300 с., мы в потёмках возвратились в дом, где нам в тот день предстояло ночевать. Дети дружной командой приготовили ужин, вскоре подъехали и родители. Мы поставили на стол бутылку отличного коньяка «Кыргызстан». Хозяин рассказывает:

- Учился я в одном вузе на вечернем отделении, а моя нынешняя жена там преподавала. Всё сдавал и сдавал ей зачёт, а сдать не мог. Поэтому пришлось украсть её и на ней жениться – надо же как-то сдать этот зачёт!

Что ж, Восток – дело тонкое, нам не дано всё там понять.

Она преподаёт до сих пор. Муж держит хозяйство и от этого имеет, судя по всему, сравнительно неплохой доход, надо же как-то детей содержать. Он также рассказал о делении киргизов на северных (Бишкек, Иссык-Куль) и южных (Ошская область и другие регионы): по его словам, северяне – люди, близкие по менталитету к казахам и склонны к занятию искусством, культурой, а вот южане «обузбечились» и заняты преимущественно торговлей.

На следующий день нас доставили на западный автовокзал, откуда мы сели на маршрутку до Чолпон-Аты (220 с. на чел.) После очередной тупой пилёжки по долине въехали в Боомское ущелье, по которому протекает река Чу. Остановились на обед в придорожном кафе, а на горе напротив увидели вот такую надпись:

 

 

Как известно, на тюркских языках «ак» - «белый»

 

Возможно, это искажённое «Ак-жол» - часто встречаемый в этих местах оборот, что значит «Счастливого пути». А почему бы партии так не называться – есть же в Турции Партия Верного Пути!

Едем дальше вверх по ущелью. Вот что значит отсутствие подробных карт всего Кыргызстана – должен же быть перевал, но где он? Смотрим, на склоне изображён флаг страны – перевал, наверное? Ан нет – ущелье расширилось до долины и выположилось. Спуска всё нет, мы въезжаем в город Балыкчи (Рыбачье), расположенный в западном углу Иссык-Куля. Оказывается, Чу протекает рядом с этим озером, не сообщаясь с ним, озеро же является бессточным.

После Балыкчи потянулись деревушки, повсеместно висели объявления «Сдаю комнаты» - что ж, это хорошо, едем-то мы наобум, и, как нас заверили по многочисленным рассказам в инете, снять жильё будет без проблем. Только почём? Есть полно сайтов, где рекламируются местные пансионаты с ценами по 500 с. в день на чел., мы же настроились примерно на 300 в частном секторе.

В Чолпон-Ате пересели на маршрутку, следующую далее на восток до Ананьево, взяли по 30 с. на чел. Въезжаем в Корумды. Я, расположившись на переднем сиденье, говорю водителю: «Пожалуйста, остановите где-нибудь возле магазина и объявлений о сдаче жилья». Едем, а таких объявлений всё нет… наконец, одно увидели. Высаживаемся, смотрим – на объявлении стрелка вверх на улицу, ведущую куда-то круто в гору: зачем нам такое, от озера было бы далековато. Рядом местные жители, торгуют абрикосами. Обратились к ним по поводу сдачи жилья. Один из них привёл нас на боковую улочку, спускающуюся в сторону озера, в дом пожилой женщины Джамагуль. На территории двора сдавался пустующий двухкомнатный домик. Правда, хозяйка предупредила, что кроватей нет и спать можно на полу (все полы застелены коврами). Но – главное – по 100 с. в день на человека! Что ж, каковы условия, такова и цена, мы с радостью согласились. Я занял проходную комнату, а семья Савченко дальнюю.

Итак, нам предстояло прожить здесь 9 дней, с 8 до 17 августа.

ЖИЗНЬ НА ИССЫК-КУЛЕ

Само это название обозначает «Горячее озеро» - действительно, оно зимой не замерзает. Если в Бишкеке климат контрастный и там температура достигает плюс-минус 30 градусов (по рассказам местных жителей, а вот россияне насчёт таких холодных зим не верят), то тут зимы мягкие, не ниже -10, а вот летом не очень жарко, до +25. Именно в августе вода в озере прогревается до +20, что, с моей точки зрения, вполне достаточно для купания. И то купались при наличии солнца: как только его накроет облачко, становилось прохладно, и мы всё приговаривали: «хмара, не хмарь Хмару!» (моя фамилия в переводе с украинского и белорусского значит «облако»).

Видимо, такой климат можно объяснить ещё и высотой: озеро расположено точь-в-точь на уровне нашей горы Лопатина: 1609 м над уровнем моря. Вспоминается, как меня на Сахалине перед отъездом на материк пугали «горняшкой», которую, побывав на высоте 3000 м и выше (как на Алтае, так и здесь), я, к счастью, никоим образом не ощущал.

 

 

Вроде беззаботная жизнь - купайся себе да загорай...

 

Название же села Корумды обозначает «Каменистое место». Действительно, рядом с ним расположились горы, красивые, но на обращённых к озеру склонах безлесные. И на участке у Джамагуль имеется только яблоневый сад, в котором живут баран и 2 собаки (одна из них недавно родила 6 щенков), а никакого огорода нет – видимо, каменистый характер почвы не позволяет. Надо заметить, что название «Корумды» в районе побережья озера повторяется по крайней мере трижды – так вот, мы были в том Корумды, что расположено в получасе езды на восток от Чолпон-Аты, не доезжая Григорьевки; оно относится к Кум-Бельскому округу Иссык-Кульской области (по имени близлежащего ущелья Кум-Бель).

Киргизы оставили впечатление дружелюбного народа, никакой дискриминации там и в помине нет – ещё бы, россияне для них являются источником дохода от туризма в летнее время. Встречаем паренька: «Я купался 1 раз, и то в июне, сейчас некогда, деньги надо зарабатывать». Такие вежливые, в селе с незнакомыми людьми за руку здороваются. Если при приветствии произносят «Ассалом-алейкум», то и мы отвечали «Алейкум-ассалом». Небольшие мечети есть повсеместно, и мы слышали распевы муэдзинов, но признаков мусульманского фанатизма мы, в общем-то, не обнаружили (за исключением единичных женщин, закутанных в длинные одежды и платки). Похоже, из мусульманства там позаимствовали разве что запрет есть свинину да возможность иметь несколько жён. Сами киргизы (северные) не любят узбеков и таджиков, зато хорошо отзываются о казахах и особенно туркменах.

Мне рассказывали, что когда в 90-е годы русские начали уезжать из Кыргызстана, то потом многие из них туда вернулись – то ли в России они оказались никому не нужны, то ли её климат не подошёл? Я замечал, что среди продавцов промтоварных магазинов, а также обслуживающего персонала разного рода салонов (фото, сотовой связи) много русских, в том числе и молодёжи. Также много русских среди водителей маршруток (а на Сахалине, наоборот, среди них много киргизов). Возле российского консульства в Бишкеке расположены информационные стенды – я там вычитал, что граждане РФ, постоянно проживающие в Кыргызстане, имеют почти такие же права, что и граждане этого государства, разве что за исключением права участвовать в местных выборах. Также в консульстве при мне регистрировалось много браков, а это возможно, если оба вступающие в брак являются гражданами РФ. В общем, у меня сложилось впечатление, что русским там живётся неплохо.

Что касается советского прошлого, то мы, гуляя вечером 7 августа по центру Бишкека, ни одного памятника Ленину там не обнаружили, зато там полно памятников местным деятелям. Центральный проспект этого города называется Чуй, так же он назывался и в советские времена. На плане города всё же обнаружили где-то на окраине улицу Владимира Ленина. В населённых пунктах на побережье Иссык-Куля сохранилось несколько памятников ему – так, в Чолпон-Ате напротив небольшого памятника Ленину висел транспарант с портретом Бакиева и его цитатой, в том числе на русском языке – наверно, так этот плакат специально расположили? Вообще у стариков, даже еле говорящих по-русски, ностальгия по советскому прошлому наблюдается.

Теперь немного сухой статистики – на случай, если данный материал прочтут желающие отдыхать в этих краях. Один мой знакомый в Южном, читавший черновой вариант этого текста, высказал пожелание перевести все цены в рубли – но местная валюта имеет в разных местах разные курсы. Так, в Бишкеке 1 сом можно было приобрести по 75 копеек, но в Чолпон-Ате уже за 80, курорт всё-таки! А сом – он там везде сом.

Питание. Мы предпочитали обедать в кафе, а ужин готовить дома – у нас были кипятильник и даже газовый примус с баллонами, нас всё стращали якобы имеющимся в тех местах энергетическим кризисом, которого мы не ощутили.

Кафе «Дастан» напротив пансионата «Саякат» («Путешествие»): лагман (суп с лапшой и овощами) 80 с., плов тоже 80 с., шашлык 100 с., но некоторые блюда надо заказывать заранее, на следующий день или утром того же дня. На нижнем озере в Григорьевском ущелье за обед взяли 1100 с. на 4 чел. В кафе дунганской кухни в близлежащем курортном посёлке Бостери за блюдо с мясом, картофелем и лапшой (забыл название) взяли 400 с. за большую тарелку, которую мы, взрослые, с трудом одолели втроём. Это что касается блюд киргизской кухни, которые мы отведали с удовольствием. Но вот обед в столовой пансионата «Нептун» обошёлся по 130 с. на чел., обедали там дважды – один раз были киргизские блюда, поели опять-таки с удовольствием, но в другой раз попалась обычная бурда совдеповского общепита, от которой у меня началась изжога (по этой же причине я у себя в Южно-Сахалинске уже около 20 лет никакими столовыми не пользуюсь – ведь сказал же Омар Хайям: «Ты лучше голодай, чем что попало есть!»)

Продукты в магазинах и у населения. Магазинов в Корумды вдоль трассы полно, но ассортимент в них беден – при отсутствии некоторых продуктов в одном магазине ходили в другой. Очередей не наблюдалось.

Арбузы: в пригороде Бишкека 5 с./кг, в Корумды 6-10 с./кг, во всяком случае не дороже, чем в Греции. Ели их в изобилии: 1 арбуз (7-8 кг) на всех раз в 2 дня. Наелся их до отвала!

Ведро абрикосов: маленькое можно купить за 50 с. Плошка слив: 20 с. Яблоки и вишни продавались преимущественно в близлежащих населённых пунктах, тоже дешево.

Перед отъездом купили еду для поезда: корейскую лапшу по 37 с., сухой киргизский бешбармак стоил столько же. Молодцы киргизы, научились его делать – лапша упакована в целлофан, что позволило легко её измельчить.

А вот что продавалось в придорожном кафе по пути в Бишкек за 15 сомов.

 

 

Спиртное. Водка местного розлива стоила от 45 (!!!) до 100 с./0,5 л. Её мы не пробовали – зачем, если 0,5 л кальвадоса стоит 135-150 с. (последний раз я покупал кальвадос в Одессе в 1980-х гг.), а коньяк за 200-220 с./0,5 л. Видимо, в Кыргызстане небольшие акцизные сборы, что является главной составляющей цены на алкоголь. Раз я как-то вышел воскресным утром в магазин за продуктами, и ко мне привязался старик-киргиз с просьбой дать 10 с. на опохмелку – не дал принципиально! Другой киргиз, явно с похмелья, предлагал по дешёвке абрикосы, но я пошёл быстрее домой, чтобы отвязаться от первого.

Пиво. В этих местах можно встретить бутылочное казахстанское, а вот местного продавался только 1 сорт: «Шахтёрское», 50 с./1 л или 60 с./1,5 л. Пиво очень хорошее. «Сделано в г. Кант, где расположена российская авиабаза», - с гордостью сообщал молодой продавец.

Сигареты. Местные сорта: «Классик» 10 с. за пачку (так себе), «Кыргызстан» 12 с. – неплохие. Я давно заметил, что если сигареты называются по имени государства, их выпускающего, то они должны быть хорошими (так же как и сигареты «Казахстан» по 100 т.).

Сотовая связь. Мы в Бишкеке купили 2 симки «Мегафона» (здесь он называется «MegaCom»). Продают симки кому угодно без всяких документов, в отличие от России. Тариф: внутри сети 1,7 с./мин., по Кыргызстану 3,7, а вот в Россию, Узбекистан и Китай 4,7 (!!!), так что мы спокойно звонили и на Сахалин. Впоследствии видели плакаты о тарифе «Международный», по которому позвонить в Россию было бы ещё дешевле. Но и так недорого – помнится, как мы с Володей Грышуком радовались в Италии, когда нам предоставилась возможность позвонить в Россию за 20 центов в минуту, а здесь это вдвое дешевле! Ещё тут обилие рекламы «Билайна» с лозунгом «Какой отличный сигнал!», но у Олеси с российской билайновской симкой и международным роумингом сигнал в населённых пунктах иногда вообще пропадал.

Развлечения. В курортном местечке Бостери, что между Корумды и Чолпон-Атой, на многолюдной набережной в аквапарке многоразовый билет на горку стоил 500 с. на 3 часа, его купили для Александра-младшего, накатался он вволю. 1 круг на колесе обозрения стоил 150 с. – отказались. А вот в самой Чолпон-Ате за вход в расхваленный культурный центр «Рух-Ордо» имени Ч. Айтматова, где находятся святыни 5 религий, потребовали аж 300 с. (!!!) – неужели классик завещал такие цены? Естественно, мы не пошли – культовые сооружения должны быть бесплатными для населения. Действительно, на курортах цены более высокие, чем в аулах.

Печать фотографий. В Чолпон-Ате отпечатать 1 снимок 15*20 см с цифрового фотоаппарата стоило 17 с. Войдя в фотосалон, увидели обилие проявляемых плёнок – вспоминается 2004 год, когда цифровое фото было ещё в диковинку, и даже в Европе мы с Володей пользовались плёночной техникой: постоянно проявляли эти самые плёнки, печатали снимки, сканировали их и отправляли на Сахалин по инету – столько возни было! Сейчас в России это кажется каменным веком.

АСЫЛБЕК И ГРИГОРЬЕВСКОЕ УЩЕЛЬЕ

Разумеется, мы не только купались и загорали. Нам не терпелось повидать побольше окрестностей озера. Ещё в кафе «Дастан» мы обратили внимание на объявление, что для желающих организуются экскурсии в ряд мест, за заявками обращаться к администрации. Действительно, мы обратились к сотруднице, она вызвала мужа, и тот что-то невнятно промямлил: «Э-э-э… Григорьевское ущелье… можно подвезти и до Нижнего озера… Если хотите прогуляться, машина может подождать ну 2, э-э-э… 3 часа… но не более… на всех 2000 сомов… если надумаете… э-э-э… можете позвонить…» Переходим дорогу, в пансионате «Саякат» висит аналогичное объявление – обращаться к Асылбеку, указан номер. Мы позвонили, он пообещал прийти через 5 минут. И действительно, не прошло и 5 минут, как появляется киргиз лет 40 приятной внешности, он сразу же энергично стал обсуждать с нами детали предстоящей поездки. В общем, за ту же сумму он пообещал, что машина может нас подождать и 5 часов, что всех, в общем-то, устроило. И сразу же он оставил о себе хорошее впечатление.

В дальнейшем Асылбек нас буквально «курировал» во всех мероприятиях, связанных с выездами, и кое-что о себе рассказывал. Так, он успел послужить в многонациональной Советской армии в конце 1980-х годов. Попал в часть в Подмосковье, где оказался единственным киргизом среди разных наций, но особенно он уважал чеченцев: это люди слова, любые свои обещания выполняют. Сейчас он – мелкий предприниматель, в летнее время обслуживает туристов: по нашим понятиям действительно мелкий, коль ездит на стареньких, часто ломающихся «Жигулях». Также он занимается извозом. Имеет некоторое количество скота, его сдал на лето чабанам на выпас. У него 2 жены. Вообще, простому мусульманину можно иметь не более 7 жён, но если кто-то придёт с заявкой к мулле на брак с очередной женой, то мулла по всей строгости потребует с него справку о доходах чуть ли не по форме НДФЛ: претендент на такой брак обязан доказать, что он способен содержать новую жену. Асылбек много рассказывал о чёрных и белых магах, сам видел, что человек после колдовства чёрного мага буквально угасал на глазах и года через полтора умер, но, если влияние такого мага будет своевременно обнаружено, то можно обратиться и к белому магу, чтобы тот успел снять колдовство. Всё это излагалось на полном серьёзе, и вряд ли это является просто сказками: мы знаем о воздействиях вуду на Гаити и т.п.

10 августа состоялась первая экскурсия: в Григорьевское ущелье. Асылбек обеспечил нас автомобилем «Ауди» с водителем. Посёлок Григорьевка расположен примерно в получасе езды от Корумды на восток, уже в стороне от побережья, от которого отделяется низменным полуостровом. Когда дорога въехала в ущелье, попадалось множество юрт, в них располагались мелкие кафе. Склоны поросли хвойным лесом, что нас безусловно обрадовало. Встретили мальчика на ослике, захотели с ним сфотографироваться – однако за право съёмки он запросил 20 с. за 1 кадр, сошлись на 50 с. за 3 кадра.

 

 

После примерно получаса езды по ущелью доехали до Нижнего озера, на берегу стояла юрта. Заказали хозяйке обед, Олеся с сыном и водителем остались там, а мы с неутомимым Александром-старшим пошли вверх по дороге. Ущелье продуваемо прохладным ветром, так что пришлось пододеться (на Сахалине, наоборот, от господствующих на равнинах и побережьях ветров ходим укрываться в ущелья). Вскоре добрались до Среднего озера, но нашей целью было Верхнее озеро, о существовании которого мы знали из путеводителей и карт. После Среднего озера перешли ручей вброд, затем добрались до конца колеи вдоль речки. Далее тропа вела круто вверх по склону. Поднялись, тропа закончилась на поляне, на которой сидели киргизки. Показали нам направление по чистому склону с невысокой травой и редкими камнями. По их словам, путь наверх до озера занял бы около 1 часа.

Потихоньку поднимаемся. Здесь спокойно можно пройти любым бездорожьем, ничего не мешает. Попался киргиз-подросток на лошади, также шедший туда. Предложил мне привязать к ней мой рюкзак и посадить меня на эту лошадь. Я поначалу сел, но немного испугался (вспомнилось, как Володя Грышук в прошлом году в Монголии упал с лошади), поэтому пока что пошёл пешком налегке. Подросток повторно предложил сесть на лошадь, я подумал и согласился. Также он привязал к ней рюкзак Александра. Потихоньку пошли наверх галсами, хозяин вёл лошадь под уздцы, я сидел в седле – вполне нормально, с учётом того, что ехал на лошади первый раз в жизни!

 

 

В конце концов дошли до озера, и оказалось, что тут целый каскад озёр!

 

 

Распрощались с подростком, он лихо ускакал по своим делам, ничего за подвоз с нас не взяв – возможно, потому, что когда он узнал, откуда я, то, расплывшись в улыбке, сказал, что у него брат находился на Сахалине на заработках.

Спустились уже сами. Фрагменты тропы местами шли по краю каньона, куда наездник счёл благоразумным свою лошадь не вести.

 

 

Итого мы поднялись от Нижнего озера до каскада Верхних озёр за 3,5 часа, а спуск занял всего 2. Немного опоздали на обед, но ничего – цель была достигнута, и то исключительно благодаря лошадиной оказии, иначе, не доходя до Верхних озёр, из-за ограниченности по времени мы были бы вынуждены повернуть вниз.

ПО БЕРЕГАМ ИССЫК-КУЛЯ ЕСТЬ НЕ ТОЛЬКО ПЛЯЖИ

11 августа: после Григорьевского ущелья взяли небольшую передышку. В первой половине дня все мы купались, а вот после обеда Олеся с сыном решили отдохнуть. Мы же с Александром-старшим пошли по берегу на восток в направлении Григорьевской пристани, дойти до которой надеялись до темноты. Вышли около 16 часов. Вскоре пляж закончился, и вдоль берега потянулись самые настоящие мангровые заросли, которые мы раньше видели разве что в фильмах про тропики. Обошли их по воде – было не глубже, чем по колено. Прошли подряд 2 пансионата, ещё дикий пляж, потом 1 пансионат, на территории которого увидели, как запускали воздушный шар, зрелище для нас в общем-то редкое.

 

 

После третьего пансионата обнаружили выход на берег просёлочной дороги, стояло много автомобилей. Нам сказали, что свободно пройти по берегу можно ещё около 1 км, после чего снова начнутся заросли. Продолжаем идти, прошли напротив кошары и чуть далее, смотрим на часы – уже восьмой час вечера, решили возвращаться (в итоге пройдя до Григорьевской пристани не более половины расстояния). И тут как начался проливной дождь с сильным встречным ветром, ни дать ни взять сахалинский тайфун, только меньшей продолжительности! Я шёл держа впереди зонт, Александр укрылся моим ковриком. Добежали до кошары, зашли внутрь домика, там были старик киргиз с женой, разрешили нам переждать у них непогоду. По их словам, при советской власти кошара была колхозная, сейчас она приватизирована, и всё равно раньше жилось лучше.

Дождь прекратился, и хозяин любезно показал нам кратчайшую дорогу до Корумды. На небе возникла двойная радуга, и киргизская степь заполнилась пряным запахом трав. По разбитой колее вышли на грунтовку, после пансионатов уже начался асфальт. Шли домой в быстром темпе полтора часа, вернувшись в потёмках.

ДЖЕТЫ-ОГУЗ

12 августа выехали на длительную экскурсию в сторону восточной оконечности озера и далее, в ущелье Джеты-Огуз. Несмотря на большое расстояние, поездка снова обошлась по 500 с. на чел. Ехали на мини-вэне, с нами были также отдыхавшие в «Саякате» Ольга и её сын Всеволод из Екатеринбурга. Муж Ольги Андрей предпочёл остаться в пансионате: футбол посмотреть да вина попить; видимо, характер у него такой, что подобные мероприятия не представляли для него интереса. В качестве пассажира и гида с нами поехал Асылбек.

Вскоре проехали горячие источники Орукты, туда не заезжая. Асылбек говорил, что температура воды достигает в них 41 градуса – выше, чем в сахалинских Горячих Ключах.

При выезде из Корумды шёл дождь, но уже ближе к восточному углу озера распогодилось, что, безусловно, подняло нам настроение. Специально заехали на пристань в заливе Пржевальского, где посетили мемориал его имени. Вход в музей обошёлся взрослым по 20 с., детский  билет стоил 5 с., ещё взяли со всех 10 с. за право вести фотосъёмку (это вам не «Рух-Ордо», тут-то музей государственный!). На выходе из помещения музея услышали, как девушка-экскурсовод рассказывала иностранцам на английском языке о существовании генетического доказательства того, что Сталин всё-таки не сын Пржевальского вопреки распространённой гипотезе.

Пришли к памятнику этому выдающемуся путешественнику, умершему здесь. Рядом – его могила, поклонились.

 

 

Н.М. Пржевальского почитают не только в этих краях, но и особенно у нас на Дальнем Востоке, из его описания природных условий дальневосточного региона я в своё время узнал много нового. А его знаменитую фразу «А жизнь хороша ещё и потому, что можно путешествовать» я давно взял на вооружение. Помнится, впоследствии в Новосибирске я заглянул на sakh.com, где некая молодая женщина подняла тему: «Сегодня утром я проснулась и задалась вопросом: для чего я живу?» Я, ответив, процитировал Пржевальского и добавил, что это в настоящее время я и делаю, причём недавно поклонился его могиле. И спросил автора темы: «А Вам слабо?» Она ответила: «Думаю, что нет», и, похоже, воодушевилась.

Въехали в Каракол, административный центр Иссык-Кульской области. Населения в нём около 70 тысяч. Название города переводится как «Чёрная Рука»: по преданию, в этих местах жил богатырь с огромными руками чёрного цвета. Вообще тюркские названия повторяются в различных регионах: к примеру, на Алтае есть Каракольские озёра.

После смерти Н.М. Пржевальского Каракол был переименован в Пржевальск, в 1920-е годы было восстановлено прежнее название, в 1930-е годы по случаю 100-летия Пржевальского он был снова назван Пржевальском, а в 1990-ее гг. прежнее название опять восстанавливают! Я этому не удивился: знал, что украинский город Луганск 4 раза переименовывали, то в Ворошиловград, то обратно.

В Караколе купил гамбургер за 35 с., пол-литровую бутылку «Дюшеса» за 8 с., пару батареек «Дюраселл» для фотоаппарата за 100 с. (Ох уж эта статистика! Но мало ли кто из читателей захочет посетить эти края – для них цифры и приводятся, чтобы имели представление о действовавших там ценах.)

Въехали в ущелье. Обед в кафе у известной скалы «Разбитое сердце» обошёлся нам по 200 с. на чел. Чтобы въехать на территорию лесхоза, с каждого взрослого пассажира взяли ещё по 100 с. Само название «Джеты-Огуз» переводится как «7 быков»: действительно, вскоре перед нами предстал бугор из нескольких скал, их оказалось уже более 7 («потом сами выросли», говорил Асылбек).

 

 

В конце дороги предстоял пеший подъём на водопад (якобы час – полтора). В машине остались только водитель и Александр-младший, остальные пошли. Обитавшие там киргизы предложили поднять на водопад желающих на лошадях по 200 с. на чел, мы единодушно отказались: действительно, подъём в неспешном темпе занял полчаса, поэтому, считаю, красная цена их предложению 50 с. Но мы видели экскурсантов на лошадях: то ли нежелание идти пешком, то ли незнание истинного расстояния сработали. В отличие от алтайских, киргизские конные тропы местами довольно узкие, постоянно приходилось пропускать встречные колонны пешеходов, подобно массовым походам на наш пик Чехова.

 

 

Автор, Александр и Асылбек у водопада

 

 

Асылбек крупным планом

 

Во время возвращения с водопада обнаружили фрагмент тропы, идущей в сторону вверх, по ней решили сходить Александр и Всеволод, я же на этот раз не пошёл: в обед у меня обнаружилась заноза около пятки, которая вонзилась туда днём ранее в результате обхода мангровых зарослей, но почувствовалась только сейчас; спасибо Олесе, она вытащила эту занозу с помощью имевшегося у меня складного ножика (нож был у меня постоянно в кармане, как меня в своё время на Сахалине приучил А.А. Шушунов – оказалось, действительно не зря). На следующий день о той занозе я благополучно забыл.

КУМ-БЕЛЬ

15 августа у нас с Александром-старшим предстоял заключительный выход в горы. Решили посетить ближайшее к Корумды ущелье Кум-Бель, с которого, если верить имевшимся у нас картам, существует выход на одноимённый перевал между этим ущельем и Григорьевским. Мешала нехватка времени, решили хотя бы достигнуть перевала и вернуться обратно. Разузнали, что от Корумды на 15 км в глубь ущелья ведёт плохонькая грунтовка, но проезжая для высокопроходимой техники. Асылбек нашёл иномарку с водителем, но тот запросил… 1500 с. с условием, что утром отвезёт, днём вернётся домой, а потом заедет за нами вечером в обговоренное время. Показалось дороговато, но они пояснили, что дорога очень плохая и расход бензина будет велик. Что ж, скрепя сердца, мы согласились, иначе мы вообще не сумели бы побывать в этих местах.

Через полчаса езды (это около 11 ч.) мы достигли конца дороги. Водитель сказал, что приедет после 18 ч. и будет ждать нас по крайней мере до 20. Что ж, у нас в распоряжении было 9 часов. Стали гадать, во сколько следует поворачивать назад – предварительно прикинули, что это надо будет делать, наверное, в 16:30 с учётом того, что спуск будет примерно вдвое быстрее подъёма.

Согласно 2-километровой топографической карте, если идти тропой вверх, то вскоре будет боковое ущелье с правым (географически) притоком реки Кум-Бель, а нам якобы следует держаться тропы вдоль левого берега реки по основному ущелью, и эта тропа должна будет вывести нас на перевал. Действительно, тропа началась на правом берегу, вскоре через мостик вышла на левый берег, оттуда на огромный луг и… исчезла. Прошли напротив обозначенного на карте бокового ущелья, по которому тёк слабенький ручеёк. Увидели какую-то тропу на противоположном берегу и решили: обманка, ведь, согласно карте, основная тропа должна быть именно на левом берегу! Вскоре с нашей, т.е. левой стороны в реку впал большой ручей, и нам показалось, что надо идти именно вдоль него! Пошли по низу вдоль ручья. Распадок всё сужался. Александр предложил подняться вверх на склон над левым берегом ручья и там поискать тропу. Залезли по довольно крутому склону. Гребень там чистый, безлесный и с низкой травой, нисколько не мешающей ходьбе. Тропы не обнаружили. Решили, что сбились и необходимо вернуться в основное ущелье, а, чтобы не терять высоту, обогнуть бугор по противоположному склону. Попытались залезть на этот склон и поняли, что не пройдём: он зарос довольно густыми зарослями арчи и колючек. Делать нечего: спустились на ручей и пошли по нему вниз до впадения в реку. При этом потеряли полтора часа. Главное, на имевшейся карте этот ручей не указан, поэтому назвали его «обманным».

Пошли вверх вдоль левого берега Кум-Беля, где, согласно карте, якобы находится тропа. Решили идти вверх уже не дольше чем до 17:30, чтобы вернуться к машине, как и договаривались, не позже 20. Александр со своей прытью убежал вперёд, а я всё иду вдоль левого берега. Вскоре берег стал крутым. Я поднялся немного выше на склон и… увидел Александра далеко выше над другим берегом! Значит, надо идти к нему. А речка-то хоть и относительно узкая, но глубокая, не всюду перейдёшь – это тебе не Сахалин. Увидел на другом берегу подростка-киргиза на лошади. Он спешился, спустился ко мне и указал брод глубиной не более чем по колено, а потом и выход на тропу, которая, вопреки карте, шла не над левым, а над правым берегом!

Что ж, пошли дальше. После перехода небольшого ручья тропа исчезла – куда идти? Подъехал пожилой киргиз на лошади и указал нам направление на перевал. «Зачем идёте?» - «Горами любоваться!» - «Делать вам нечего», и ускакал вверх по чистому крутому склону. Александр бодрым шагом чуть ли не побежал вверх, а я, несколько измождённый лазанием вхолостую по крутым склонам над «обманным» ручьём, потихоньку поплёлся. Поднялся на пологий гребень, откуда имеется хороший вид на все стороны, а Александра-то нет! Было начало 6-го вечера. Решил дальше не идти, забылся алтайский опыт, когда сладости разные брали с собой, чтобы силы подкреплять, а сладостей-то в этот раз у нас и не было – кто же знал, что с пути собьёмся? Вытащил из рюкзака коврик, лёг на него в ожидании, когда Александр вернётся. Действительно, около 17:45 вверху показалась его фигура. «Я сбегал на перевал Кум-Бель! Взгляни на карте его высоту.» - «3587 м.» - «Ура, мой личный рекорд! Ранее я бывал максимум на 3560 м, и то на Алтае, там на этой высоте царство вечных снегов, а то и льдов.» А здесь склоны чистые, низкая травка да редкие камушки, главное – полное отсутствие курумников!!! «Почему?» - «А здесь нет таких больших рек, как на Алтае.»

 

 

Вид со склона перевала Кум-Бель. Внизу – Иссык-Куль

 

Пошли вниз, забурились в заросли арчи – ни дать ни взять сахалинский кедровый стланик! Благо, такого здесь совсем немного. Нашли в этих зарослях тропу и шустро пошагали по ней вниз.

А речку перешли по мостику, который не заметили, проходя вверх по большому лугу – мостик-то был в стороне!

Вообще киргизские конные тропы отличаются от алтайских тем, что на лугах иногда теряются, и в таких случаях надо внимательно искать продолжение тропы.

Ровно в 20:00 выскочили к кошаре, где нас поджидал водитель.

В РОССИЮ!

Ещё будучи в Чолпон-Ате, стали выяснять, как уехать назад. Автобусы оттуда до Алма-Аты уходят поздно вечером и идут всю ночь, а наш поезд отходил из Алма-Аты 17 августа в 15:50. На фиг надо около 2 суток без сна! Решили выяснить возможность уехать на маршрутке. Смотрим, стоит таковая с табличкой «Алма-Ата», около неё киргиз. Спрашиваем: можно ли уехать 17-го числа утром? «Можно», - отвечает он. «Поедёт в 8 часов утра, уже записались 6 человек, а вас сколько?» - «Четверо.» - «Значит, пойдёт. Будет стоить 750 с., или 2500 т., или 600 р. на 1 чел. Я диспетчер, меня зовут Усен, вот мой номер, на всякий случай позвоните 16-го.» Позвонили, подтвердил.

17 августа утром заказали такси на Чолпон-Ату за 250 с. на всех. Нас проводил Асылбек, тепло с ним распрощались. Я спросил: «Можно ли твой номер опубликовать в инете, вдруг будут желающие посетить эти края и поездить на экскурсии?» - «Можно.» Вот этот номер: +996 772905695.

Приезжаем в Чолпон-Ату. Стоит та же маршрутка с табличкой «Алма-Ата», около неё… никого. Находим Усена, он будит водителя, мирно спящего в маршрутке. «А где те шестеро?» - «А шайтан его знает!» Стало очевидно, что она не пойдёт. Появляется таксист. «Поехали за 7000 с. на всех.» Сторговались на 6000 с. (т.е. вдвое дороже, чем на маршрутке, о таких ценах я ещё раньше знал из инета). Так как у нас в сомах оставались только 750, остальную сумму водитель взял в рублях по курсу 1:1,3, что получилось 4100 р.

Итак, выехали из Чолпон-Аты в 8:15. После Боомского ущелья свернули не на Бишкек, а на дорогу вдоль границы с Казахстаном. Водитель кому-то позвонил, переговорил на киргизском языке, и нам объявляет: «Перед границей пересядете в другую машину.» На развилке перед постом остановились, и только когда подъехала вторая машина, рассчитались с первым водителем и проследили, чтобы они поделили выручку между собой.

Пересели, завернули на тихий пост и пересекли границу относительно быстро. На станции Алма-Ата-1 были за час до отхода нашего поезда. На всякий случай поменяли 300 р. на тенге по курсу 1:4,3, и не прогадали: на казахстанских станциях что-то было дешевле купить в рублях, что-то в тенге. Так, ведро яблок обошлось в 100 р., 1 маленькая дыня – в 10-15 р.! Но пиво на этот раз стоило по 50 р. за 0,5 л. Всё равно взяли. Открыли, пьём, в вагон входят казахстанские менты: «Так, почему распиваем спиртные напитки? Вы это пиво покупали не для того, чтобы здесь пить, а чтобы привезти домой!» (Какой дурак повезёт пиво в Россию по такой цене?) «Ладно, на первый раз предупреждение!» Оказывается, по казахстанским законам с 1 августа пить пиво в поездах запретили, так пусть запретят его продажу в вагонах и на станциях, что ли?

Приехали в Новосибирск 19 августа в начале 6-го утра – ну и расписание! Неужели так трудно сместить отправление этого поезда на 2-3 часа позже???

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

На обратном пути я на несколько дней заехал в Хабаровск. Выловил там своего старого знакомого, в настоящее время директора турфирмы. Спрашиваю: почему путёвки в Китай так дороги (об этом я писал в первой части)? Оказывается, всё дело в том, что китайская сторона стала навинчивать стоимость, увидев, что из-за падения цен на товары в самом Китае увеличился спрос на такие поездки среди россиян. «Действительно, зачем тебе покупать такие туры?» - спрашивает мой знакомый, сам предпочитающий активный отдых – охоту, сплавы, горные лыжи и т.д. «Ты же автономщик, а шопинг тебе на фиг не нужен. Хочешь, я тебе дёшево сделаю визу в Китай, а там уже устраивайся как получится?» - «Как-нибудь в будущем можно, а вот сделать визу в Монголию слабо?» - «Пожалуй, слабо...» В общем, если вдруг туда соберусь, надо будет к этому всему заблаговременно готовиться.

Куда меня занесёт следующим летом – видно будет. Наверно, куда-то поеду, ведь в июле на юге Сахалина делать определённо нечего: в это время льды в Охотском море ещё плавают, поэтому погода у нас стоит, как правило, паршивая.

Но загадывать пока не буду...

 

Текст: Валерий Хмара

Август - сентябрь 2009 г.

Новосибирск - Южно-Сахалинск

 

Фото: Александр Савченко и автор

 

 

Часть 1                       Часть 2

 

На главную